Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:10 

Akanami Founix
Will you revive from the chaos in my mind?! (c)
Название: Как будто это случилось вчера, или Последнее Кольцо.
Автор: Founix
Фэндом: Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Властелин Колец, Хоббит (кроссовер)
Персонажи: Торин/Бильбо и многие другие
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), Психология, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие, ОМП, ОЖП
Размер: Макси
Статус: в процессе написания
Саммари:
"Что происходит, когда мы умираем? В моём случае, мы это выясним" (с)
Гномы верят, что после смерти отправятся в Чертоги Мандоса. Что до хоббитов... Разве им интересно так глобально размышлять о жизни после смерти?Но как бы то ни было... Что, если судьба по своим причинам приготовила для Торина и Бильбо новое испытание?Что, если она решила, что их время ещё не пришло?Что они ещё могут сыграть какую-то роль?И смогут ли они в этот раз быть вместе?

Глава 8

- Мы называем их Криками назгулов.
Примерно через час после начала пути Бильбо, наконец, решился. Солнце грело слабо, словно решило впустить осень раньше срока, но светило всё равно ярко. Во всём вокруг жила гармония: в зелёной траве, деревьях, пролетающих мимо птицах, но Бильбо понимал, что за всем этим спокойствием могла скрываться сама смерть. Ему достаточно было неведенья! Раз уж он ввязался в это дело, то имел полное право знать, в чём оно, собственно говоря, заключалось. Когда он попытался расспросить про напавшую на него тварь и ему назвали их полные имена, Бильбо непонимающе сощурил глаза.
- А кто такие назгулы?
Тут пришла очередь Раина и Нали удивлённо взирать на хоббита. Торин же снова ехал впереди, и было непонятно, слышал ли он их разговор или нет.
- Ты не знаешь, кто это такие? Странно, ведь ваши сородичи не раз сталкивались с ними во время Войны Кольца.
- Вот про Войну Кольца я кое-что слышал, – с гордостью сказал Бильбо, показывая, что он вовсе не такой тёмный лес, как казалось гномам. – Мой пра-пра, Перегрин Тук, участвовал в ней. Однако нам рассказывали мало подробностей о его походе, поэтому…
Он неуверенно посмотрел на гномов. Раин фыркнул и сказал, отвернувшись:
- Мы, гномы, тоже не особо интересуемся историей, если она не касается нашего народа. Это была война людей и эльфов, хотя и гномам в ней пришлось нелегко. Во время Войны погиб Король-Под-Горой Даин Железностоп. Меня тогда ещё на свете не было, но мой отец и мой дед лично принимали участие в тех битвах, и через их рассказы горе, связанное с потерей Даина, перешло и ко мне.
Бильбо стало стыдно. Семейство Туков стало уважаемым многими другими только из-за того, что Перегрин вместе с Фродо Бэггинсом, Сэмуайзом Гемджи и Мериадоком Брэндибекком в своё время возглавили восстание, освободившее Хоббитанию от захватчиков. Но большее о своём славном предке его не интересовало. А вот Раин вот как чтил свою историю! Хоббит сразу решил, что вернувшись – если он вернётся, конечно – он вдоль и поперёк прочтёт Алую Книгу, над которой так любила сидеть Лобелия.
- Раньше когда-то существовало Двадцать Колец, – продолжил Нали, когда понял, что вспомнивший о прошлом Раин глубоко над чем-то задумался. – Одно Единое было главным из них – именно из-за него и началась та Война. Оно принадлежало Тёмному Властителю Саурону, который собирался объединить весь мир под своё начало. Ради достижения своей цели он хотел подчинить носителей остальных Девятнадцати Колец. Трое из этих Колец были выкованы эльфами и никогда не служили Злу. Девять Колец достались девятерым великим королям, которые впоследствии попали в рабство Саурона, став своего рода призраками, способными убивать. Их-то и называли когда-то назгулами.
- Называли? – спросил хоббит, чувствуя небольшую дрожь в коленках. – А сейчас?
- А сейчас я, Раин и Торин, не смеем их так называть. Девять Колец сгинули вместе с Единым Кольцом. Назгулы же не умерли, но стали меньше, чем призраками. Они потеряли всю свою силу, и всё, что они могли – это истошно вопить. Поэтому мы и называем их Криками.
Бильбо вспомнил вчерашнюю ночь и не мог не согласиться – название им дали достойное. Не хотелось бы снова услышать этот ужасный визг…
- Но ведь тот, кто напал на меня вчера, не казался мне таким уж… ничем. И Торин боролся с ним, мог касаться…
- Это потому, что они становятся сильнее, – вернулся в разговор Раин, и его лицо было мрачнее мрачного. – Когда я ещё жил в Эреборе, стали ходить слухи о том, что эти создания вселились в чьи-то тела, и их магическая сила стала постепенно возвращаться. С телами ещё ладно – может, так они пытаются просто вернуться к жизни, не больше и не меньше – но случившееся в Бри подтверждает наши опасения. Как я уже говорил, мы рассчитывали столкнуться с ними не раньше чем доберёмся до Амон-Сула. Но эта тварь нагнала нас раньше! Даже без помощи лошади! Да ещё их тела: они ведь не могут выдерживать тёмных духов и потому начинают постепенно разлагаться.
Хоббит вспомнил иссохшие руки и челюсть твари и поблагодарил все силы природы за то, что не видел его лица: тогда бы он, наверное, точно от страха умер. Даже представлять дряхлое и безжизненное человеческое лицо было страшно!
- Но почему они стали сильнее? Откуда они черпают новую силу?
- Хороший вопрос, полурослик. Откуда? Мы не знали, где они могли найти новый источник. А ведь это очень важно: если есть что-то, вдыхающее жизнь в назгулов, то есть риск, что этим может воспользоваться и Саурон. А если он вернётся – кто спасёт Средиземье? Кольца эльфов потеряли силу, а сами они уплыли на Запад. Магов тоже не осталось. Есть только гномы, люди и хоббиты, которые – без обид – вряд ли возьмутся за оружие. Мы можем сражаться до самого конца и всё равно проиграть. Нельзя допустить, чтобы это Зло вернулось в наш мир!
Зло всегда было для Бильбо нечто абстрактным, да и то раньше самым главным злом было для него подхватить простуду, когда обещал прийти к кому-нибудь из соседей в гости. Поэтому его воображение не шло дальше повстречавшихся на его жизненном пути Криков.
Раин, казалось, снова о чём-то задумался, но тут снова заговорил со сгустившимися бровями.
- Но почти никто не верит, что Саурон может вернуться. Назгулы были лишь слухами, и одного из них мы увидели в первый раз лишь вчера ночью. Никто ничего не предпринимал, но некоторые, включая меня, постоянно гадали – что подпитывало этих созданий? Но вдруг…
Раин поднял глаза и посмотрел на спину Торина и зачем-то понизил голос.
- Мне пришла весть от Торина, моего старого друга. Ещё тогда я знал, что у него были странные видения… даже не видения, а так, отголоски, которые он принимал за отрывки из прошлой жизни, но тогда мы пока не знали, чьей именно, хоть и имели некоторые представления. Однако когда я по его просьбе прибыл в Синие Горы и встретился с ним, то услышал нечто странное…
Рыжебородый гном снова посмотрел на их негласного лидера и продолжил, внезапно уходя в сторону:
- Одно Единое, Три Эльфийских Кольца и Девять Человеческих. А ты знаешь, кому принадлежали остальные Семь?
Бильбо, разумеется, отрицательно помотал головой, на что, впрочем, Раин не сильно обратил внимания.
- Семь Колец были выкованы для гномов. Наш народ никогда не признавал Саурона, как своего хозяина, и не поддался чарам Колец. Тогда он решил забрать Кольца силой. В итоге, все они были утеряны. Четыре кольца уничтожило драконье пламя, а три было украдено. И никто не знает, где они теперь – возможно, сгинули вместе со своим повелителем… Однако – Раин сделал акцент на этом слова – известно, что последнее Кольцо принадлежало Трору, Королю-Под-Горой… деду Торина Дубощита.
Торин шёл впереди и даже не шелохнулся. Похоже, он действительно не слышал разговора. Или делал вид, что не слышал. Бильбо даже стал задаваться вопросом: почему Раин и Нали говорили так тихо, когда речь заходила о Торине?
- После того, как Эребор был захвачен драконом, Трор передал Кольцо своему сыну, Траину, и ушёл в Морию – первое королевство гномов – но сгинул там от рук орков. Через несколько лет после этого Траин решил попытать счастья и вернуться в Эребор. Но по дороге он был схвачен, и Кольцо было отнято.
- Значит, в конечном итоге, его постигла судьба других Колец? – хоббита неожиданно заинтересовала эта история, хоть и не видел пока её связи с тем, что происходило сейчас.
Вместо Раина ответил Нали. Бильбо заметил, что для гнома этот парень был необычайно скромен и замкнут. Чаще всего он говорил только тогда, когда Раин и Торин молчали.
- Да, мы все так думали. Но недавно Торину вновь явилось видение. Он рассказал нам, что к нему во сне пришёл сам Траин. И он рассказал ему, что Кольцо – Последнее Кольцо Всевластия – до сих пор живо.
Нали сделал драматическую паузу. И хотя хоббита это взволновало, он по-прежнему видел в этом лишь интересную историю. Тогда Раин продолжил:
- Он сказал, где хранится Кольцо. И ещё сказал, что оно должно быть уничтожено. Вероятнее всего, именно из него назгулы черпают свою силу.
- Но ведь вы сказали, что гномы никогда не служили тьме! – сказал Бильбо, у которого уже появилось смутное сомнение относительно рассказа.
- Зато Кольца служили. Кольцо Траина – последнее из Двадцати и единственная ниточка, которая могла бы связать назгулов или – да поможет нам Дурин! – самого Саурона с Силой, которая хранилась в Едином Кольце. Возможно, что именно это Кольцо – врата, через которые может вернуться Зло. Поэтому его надо уничтожить раньше, чем это случится!
Наступило молчание. Теперь Бильбо понял. Теперь он понял, что, как и почему.
- Значит, мы едем за этим Кольцом?
Раин кивнул, невесело усмехнувшись.
- Вороны из племени Роака, которые издавна были союзниками гномов, сообщили, что Крики, до этого беспорядочно блуждающие по Средиземью, внезапно повернули на Запад. Это случилось примерно в то же время, как Торину привиделся сон. Похоже, они почувствовали, что появились те, кто знал о Кольце. Но даже без нависшей угрозы Торин решил во что бы то ни стало уничтожить Кольцо. Появление Траина, то, как его сравнивали с сыном Траина… он, грубо выражаясь, посчитал себя Дубощитом и решил, что сделать это – его долг. Он не стал никого просить о помощи, так как никто бы ему не поверил – я уже говорил, какая у нас вера относительно того, что с нами происходит после смерти. Но, как видишь, мы с Нали пошли. Лично я потому, что не могу оставить друга, да и ещё были причины… А Нали…
- Я верю в Торина! – тут же воскликнул молодой гном. – Я верю, что он – Король, пусть и без королевства, и я должен быть с ним, ведь я его брат!
- Три сумасшедших гнома, да хоббит, которого спутали с таким же искателем опасных приключений, – усмехнулся Раин. – Хороша же у нас компания!
Наступила тишина. Бильбо посмотрел на свои сжавшиеся кулачки, державшие поводья, пытаясь разобраться в своих чувствах. Вселенские проблемы были ещё недоступны его уму, и он не столько боялся угрозы возвращения какого-то повелителя тьмы, сколько страшился самого зла, как определение. Он с трудом понимал, в какое большое дело ввязался, поэтому Бильбо решил пока не думать о чём-либо глобальном. У него была одна цель – просто пережить этот поход. Страхи и опасения гномов передались ему лишь в малой степени. Но почему-то вера в то, что Торин – перерождение гномьего Короля напротив укрепилась. Вот он ехал перед ним, с высоко поднятой головой, верующий в своё предназначение. В нём просто невозможно было сомневаться, как бы ни безумна на самом деле звучала мысль о перерождении!
- Раин, – тихо сказал Бильбо. – А что насчёт тебя? Ты веришь в это?
- В то, что сопровождаю гнома, с которым когда-то бок о бок сражался мой дед? Честно признаюсь – нет.
Хоббит с удивлением и недоверием посмотрел на гнома, но в том читалась спокойная уверенность в себе и своей точке зрения. Однако теперь Бильбо понимал, почему гномы говорили шёпотом: вряд ли Торину нравилось – или, если он не знал, понравилось бы – слышать, что с ним едут только из жалости и старой дружбы.
- Нали верит, а я – нет. Но вера Нали – слепая, потому что он уважает Торина гораздо сильнее, чем Бали. Тебе предстоит некоторое время провести с нами, и тогда ты тоже решишь, что правда, а что – нет. Но одно я скажу тебе наверняка: Торин – замечательный гном и верный друг. Если даст слово, то не откажется от него. К примеру, он поклялся твоей сестре, что защитит тебя – вот и…
- Раин, съезди-ка вперёд и проверь, всё ли там тихо, – вдруг Торин развернулся к идущим сзади товарищам, и вид у него было отчего-то крайне недовольный.
Раин лишь хмыкнул и поскакал вперёд. А Бильбо погрустнел и приутих. Выходит, его защищала лишь клятва, данная Лобелии? Торин не мог её нарушить, хоть это и было ему в тягость. Хоббит как-то сразу почувствовал себя совершенно ненужным в этой компании… То есть, ему и раньше было тут не место, но теперь он ещё знал и то, что Торин нянчился с ним лишь из жалости к сестре.
Крики как-то сразу стали не такой уж и страшной проблемой…

Наступила ночь. Гномы разожгли костёр и, наскоро поев, собирались на покой. Раин и Нали уже улеглись, но Бильбо решил не ложиться спать сегодня. Сон не шёл, в душу снова закрался страх. Да ещё и недавнее откровение Раина немного вывело из равновесия. Нехорошие мысли снова заполняли его голову.
- Что-то не так, господин полурослик? – спросил Торин, укладывая провизию.
- Нет, всё в порядке… Я просто подумал, что кто-то должен остаться, чтобы, в случае чего, мог всех предупредить.
Торин прищурился, как будто Бильбо втайне от него затевал какую-то пакость.
- Вы правы: теперь нам нужно выставлять дозор. Но сегодня я рассчитывал пойти первым, а вас поставить в следующую ночь. Идите спать!
- А я не хочу! – упрямо отозвался Бильбо. Сейчас, именно в этот момент Торин начал его раздражать. До этого у него просто не было желания говорить с гномом.
Торин осмотрел его с ног до головы, что-то обдумывая. Затем, оставив мешки, подошёл к нему, захватив с собой меч, который носил вместе с секирой.
- Тогда встаньте.
- Зачем? – спросил испугавшийся хоббит.
- Хочу кое-что проверить, прежде чем пускать тебя в дозор, – как-то странно выбирал Торин моменты, когда говорить с полуросликом на «вы», а когда – на «ты». – И меч свой достань.
Бильбо замешкался, но не мог ослушаться Торина, когда тот смотрел на него таким тёмным и решительным взглядом. Как только он достал клинок, меч Торина взвился верх. Бильбо чудом отбил удар, но за ним последовал следующий. Однако хоббит уже готов был к нападениям, и отбиваться стало легче. Казалось, будто Торин попросту играл с ним, так как удары были предсказуемыми, и Бильбо умудрился не пропустить ни одного. Когда, наконец, серия нападений прекратилась, задохнувшийся от усталости хоббит накинулся на гнома, чтобы тот объяснился. Торин стояло хмурый, но вовсе не сердитый. Он с подозрением уставился на хоббита и сказал:
- Знаете, кого вы сейчас напоминаете, господин Тук?
- Кого же? – огрызнулся Бильбо, не отпуская меч.
- Умелого воина, который сотню лет не брал в руки меч. Я уже говорил вам, повторю снова: ваша реакция и движения достойны похвалы, но складывается такое чувство, что отбиваетесь вы совершенно неосознанно. И всё же у вас просто обязан был быть учитель – не может быть, что вы сами придумали эти движения.
- Почему же?
- Потому что некоторым из них вы могли научиться только у гномов.
Бильбо удивлённо выпучил глаза. Такое заявление было для него настоящей неожиданностью и чуть ли не странным бредом.
- Но… Но я ведь не вру: меня действительно никто не обучал. Тем более гномы!
- Я верю вам. Но это странно. У меня даже сложилось чувство, что… Неважно – отмахнулся Торин. – Всё равно я рад, что в случае чего вы можете за себя постоять. Если не передумали, занимайте свой пост, мистер Тук. Потом разбудите меня, чтобы я вас сменил. Да только сами не усните!
Однако Бильбо не хотел в этот раз так просто отпускать Торина.
- Постой-ка! Что ты там хотел сказать? У тебя есть какие-то идеи?
- Ничего такого…
- Почему ты не хочешь ничего мне рассказывать?!
Вопрос вырвался против воли. Но Бильбо не раскаивался: ему надоело, что он узнаёт всё от Нали и Раина, но только не от Торина. Гном что-то знал, но не хотел делиться, хотя прекрасно знал – хоббит уже в этом не сомневался – что его товарищи шепчут Бильбо обо всём у него за спиной. Надоело!
Торин посмотрел на него сначала с удивлением, потом с сожалением и в итоге отвёл взгляд в сторону.
- То, что я скажу, ты можешь посчитать бредом.
- Удиви меня.
Бильбо решил, что страннее рассказов о прошлой жизни Торина он всё равно не услышит. Гном ещё некоторое время сомневался, стоило ли говорить, но потом всё же вздохнул, подошёл снова к хоббиту и сказал:
- У нас, Бильбо, гномов далеко не сразу обучают мастерству рукопашного боя. Однако наши дети, ещё не доросшие до человеческого колена, постоянно наблюдают за тренировками более взрослых гномов. Они впитывают то, что увидят, и пытаются повторить. Это закрепляется в них, и в итоге, даже если у них появляется один единственный учитель в их жизни, они всё равно в бою используют те приёмы, которые раньше когда-то видели и усваивали.
- И? – спросил Бильбо, пытаясь понять, к чему вёл Торин.
Тот ещё раз осмотрел хоббита и, что-то про себя взвесив и сравнив, сказал:
- Если бы ты родился и жил в Синих Горах, я бы сказал, что ты дерёшься так, будто бы всё детство наблюдал и учился моим приёмам.
Где-то далеко застрекотали ночные сверчки. В естественной тишине ночи сердце Бильбо отчего-то чаще забилось в груди. Не от страха или волнения, а от невозможности поверить в услышанное. Торин считал, что Бильбо повторяет его приёмы, хотя хоббит ни разу не видел его в бою. Спонтанная тренировка была не в счёт, так как Бильбо был больше сосредоточен на том, чтобы направить все имеющиеся у него небольшие силы на то, чтобы останавливать тяжёлую руку и меч гнома. Он даже попросту не успел прочувствовать, как именно дрался Торин. А тут такое предположение…
- Ты мне не веришь? – спокойно спросил Торин, хотя в его глазах что-то настороженно блеснуло.
- Просто… – хоббит запинался в словах, боясь лишний раз обидеть гнома. – Торин, ты же знаешь, что так не может быть…
- Знаю, Бильбо. Может быть, я просто ошибаюсь… Но я сказал тебе о том, что я почувствовал. Ничего лишнего. А теперь, если ты не против, я пойду посплю перед своей сменой.
Торин ушёл, и Бильбо, поняв, что уже не в силах продолжить разговор сегодня, сел на камень, наблюдая, как гном укладывался спать. Остаток своей вахты он провёл в раздумьях, которые крутились вокруг одной темы. Даже сказанное Раином перестало иметь для него значение. Как будто и не было недолгой беспочвенной обиды.
Торин не хотел делиться с ним своими идеями потому, что не хотел навязывать хоббиту своего чудачества. Однако вместо этого Бильбо начинало казаться, что в их скромном отряде не только у тёмноволосого гнома были необъяснимые странности.

Глава 9

После нескольких бессонных часов хоббит уже начинал побаиваться, что отныне спокойных ночей он наблюдать не сможет. Вплоть до смены караула Бильбо сидел, как на иголках. Его беспокоил не только разговор с Торином, но и периодически шуршащие рядом кусты.
Он надеялся, что это были только ночные птицы или хотя бы волк – он уже успел перестать их бояться. Однако он не спешил обманывать себя: это вполне мог быть Крик. Каждый раз, когда он слышал посторонние звуки, сразу хотелось кричать, будить всех, но стоило его руке коснуться меча и слегка вытащить его из ножен, как незваный гость на какое-то время замирал, словно засомневавшись, а потом исчезал, чтобы потом вернуться снова.
И так раз пять, наверное. За эти несколько часов Бильбо успел несколько раз побледнеть, потом взять себя в руки, постепенно научившись держать страх в узде и не поддаваться открытой панике. Хотя, может, стоило разбудить гномов сразу, но если это действительно был какой-нибудь зверь? Конечно, он мог бы встать и пойти проверить, но страх прямо-таки приковал его к камню. Он едва встал и пошёл будить Торина, чтобы тот сменил его.
Гном не растерялся и с секирой наперевес пошёл на разведку. Как только он скрылся, Бильбо вдруг стало по-настоящему страшно. Раз в десять страшнее, чем за всю ночь. Он уже собирался было лезть за Торином, но тот вскоре вернулся обратно и сказал, что тоже заметил кого-то, но неизвестный скрылся в темноте. И по его мрачному взгляду хоббит понял, что это мог быть и враг.
И снова Бильбо стыдно было смотреть Торину в глаза. Слова «трусость» в языке хоббитов не существовало – было слово «осторожность». Но теперь он отчётливо понимал, что между этим словами есть огромная разница.
Однако гном лишь ободряюще похлопал его по плечу.
- Ты всё сделал правильно. Если бы ты разбудил нас или попытался схватить его, он бы всё равно успел удрать. Он видел, что ты вооружён, да ещё эльфийским клинком, поэтому и сомневался: у него теперь было смертное и слабое тело, которое досталось ему с трудом. Он не стал бы рисковать понапрасну. Теперь ложись и поспи – завтра ждёт тяжёлый день.
Эти слова не убедили Бильбо. Хотя они и прозвучали уверенно и в них была логика, но хоббита не отпускали сомнения, что Торин просто пожалел его, стараясь избавить от чувства вины. Но он только кивнул и направился к своей уже приготовленной постели. Устроившись, он принялся смотреть на спину гнома.
Столько храбрости и отваги в этом гноме… Он не боялся, был решителен и при этом заботился даже о навязавшемся чужаке… Бильбо всё больше и больше узнавал в нём короля…

Утром раздражительно моросящий дождь разбудил хоббита раньше, чем это сделал Торин. Небо помрачнело, солнце едва выглядывало из-за туч. Настроения идти дальше не было никого, как и, впрочем, лежать на мокрой земле. Если бы им пришлось идти пешком, Бильбо бы, наверное, просто остался стоять на месте, надеясь, что одно из двух – путешествие или дождь – закончится.
Однако даже это предположение было чисто теоретическим: хоббита всё равно подгонял страх.
Раин и Нали были бодрыми, как никогда, и даже то, что сегодня им обоим предстояло нести следующую вахту, их нисколько не огорчало. Торин тоже не клевал носом, хотя и не спал половину ночи. А вот Бильбо как раз засыпал, и, чтобы не свалиться с седла, снова завёл беседу с двумя гномами. В этот раз Торин ехал ближе к компании, и хоббит старался избегать расспросов о нём, зная, что он точно всё слышал.
Ещё до прибытия в Бри Бильбо много услышал о необычном образе жизни гномов, теперь же товарищи рассказывали о родных. Нали говорил с осторожностью, так как Торин начинал хмуриться, когда речь заходила о старшем брате. Бали унаследовал кузнечное ремесло отца, тем самым заслужив его расположение. К Торину старик относился с куда меньшей привязанностью, так как рассчитывал сделать и из него кузнеца, да только тот выучил самое основное, что необходимо знать каждому гному, но мастером не стал. Когда Бильбо спросил про род деятельности самого Нали, тот, смущённо покраснев, сказал, что большую часть времени проводил в библиотеках. Хоббит не видел в этом ничего постыдного, но Раин объяснил, что таких тихонь, как Нали, встречается редко даже среди женщин.
- Мой дед знавал одного такого, похожего на Нали, – говорил рыжебородый гном. – Его звали Ори, тоже из рода Дурина. Скромный, порой чересчур вежливый, и тоже любитель книг. Когда я рассказал ему про Нали, Двалин только фыркнул, сказав, что зря другие гномы его недооценивают. Мало того, что Ори был одним из тех немногих, кто осмелился идти на дракона, так ещё через сорок лет отправился в Морию, где, согласно книге Мазарбул, до самого конца противостоял оркам, при этому умудряясь записывать всё в саму книгу. Жаль, что никто оттуда не вернулся… Смотри потом: Нали тоже проявит себя, и тогда всем обидчикам придётся прикусить свои языки.
Молодой гном скромно улыбнулся, а Бильбо не удержался и украдкой посмотрел на Торина. Тот как ехал себе, так и ехал, как всегда сторонясь всех разговоров. А ведь этот шёл, как он понял, об одном из его старых товарищей…
И тут Бильбо ясно представилась такая картина: он проживает спокойную, размеренную жизнь, и в один прекрасный день внезапно вспоминает Лобелию, которая якобы умерла лет сто назад. А Сэмуайз? А Хэмфаст, с которым он иногда любил выпить кружку? В конце концов, Торин, Раин и Нали? Они все мертвы, а он – здесь и живёт уже другой жизнью… Представив это, у хоббита защипало в глазах. Было ли Торину тяжело, когда ему привиделся гном, который якобы был его отцом? И если память вернётся окончательно, разве ему не будет больно от мысли, что все, кого он когда-то знал, уже ушли из жизни?
«Это похоже на бессмертие: когда ты живёшь, а другие умирают. Разве есть в этом что-то хорошее? Вот я, например, если выживу, отправлюсь домой и проживу ровно столько, сколько мне было изначально опущено. Умирать раньше срока страшно, но и жить на несколько десятков лет дольше, чем твои сверстники, тоже тяжело».
Он едва поборол желание спросить Торина: не боялся ли он вернуть воспоминания о близких людях, но не решался – вдруг действительно боялся, и хоббит снова заденет неприятную для разговора тему? Поэтому он решил оставить тяжёлые мысли на время и спросил Раина о женщинах-гномах.
- Они прекрасны, сильны и порой могут задать жару даже нам, мужчинам, – усмехнулся Раин. – Но их очень мало, и если бы мы жили меньше трёхсот лет, кто знает, как рано бы вымерло наше племя. Однако продолжение рода – не единственное, чего мы ждём от семейных отношений. Эту сторону проблемы мы решаем другим путём, о котором, наверное, будет неприятно слушать нашему дорогому хоббиту.
О да, продумал про себя вышеупомянутый хоббит, говорить ему об этом было бы бестактно, а вот открыто домогаться – пожалуйста! И хотя после ночи у Могильников Раин больше не приставал к нему, Бильбо частенько замечал косые взгляды Торина на товарища, словно чувствовал, что тот что-то затевает. Хоббит уже не сомневался: если бы не Торин, его бы давно прижали к земле или камню и тихо сделали своё дело. Однако такой вариант событий Бильбо рассматривал, как второстепенную проблему – помогал страх перед Криками.
Но сейчас Бильбо увидел странный блеск в глазах Раина и заподозрил, что эта проблема всё ещё имела место быть и рано или поздно, как любая другая, выплыла бы наружу и потребовала бы решительных мер.
Интересно, как тогда всё обернётся? Раин добьётся своего? Или Торин снова встанет на защиту хоббита? Но тогда существовала опасность, что гномы перессорятся, а Бильбо этого не хотел.
Помимо обыденных вещей Бильбо рассказали и о том, что непосредственно касалось их дела. Нали рассказал, что Траин велел Торину начать поиск Кольца с крепости Дол-Гулдур, где оно было изъято. Из-за одного мрачного названия Бильбо не хотел знать, почему гномы говорили о ней с опаской. Он лишь спросил, жил ли кто-нибудь там сейчас.
- Это вряд ли, – молодой гном пожал плечами. – На месте крепости сейчас находятся лишь руины. Кроме того, эльфы, которые всё ещё остались в Средиземье, расширили границу своих владений в Зеленолесье, приблизившись к этому месту. Даже если бы туда кто-нибудь проник, они бы узнали.
- Нам не с руки будет, если они встретят нас, – сказал Раин. – Трандуил, тамошний король, склонен к подозрениям и любопытству. А мы ведь не хотим, чтобы Крики нацелились ещё и на них. Самой встречи нам с ними не избежать, но будет лучше, если к тому времени мы уже найдём Кольцо. Поэтому мы не станем входить в лес. Вместо этого пройдём по пустырям вдоль его окраин и завернём, когда окажемся близ руин.
- Но как Кольцо может храниться в руинах, которые никто не охраняет и где ничего нельзя спрятать? – с подозрением спросил Бильбо. – Тогда Эльфы или Крики давно бы его нашли или – не знаю – почувствовали…
Гномы внезапно остановились, широко открыв глаза. Даже Торин переглянулся с ними, и Бильбо к своему удивлению понял: его спутники даже не подумали об этом! А ведь всё было просто: раз Крики смогли выследить его и гномов, то и найти источник своей силы не составило бы для них труда. Тела у них были, пусть и потёртые, значит, они могли бы просто забрать Кольцо. Но они этого не сделали.
Как же гномы умудрились упустить такую важную деталь?
Из-за вопроса Бильбо был устроен преждевременный привал. Гномы говорили только друг с другом, но на Всеобщем языке, чему Бильбо был рад: значит, от него ничего не скрывали. Из-за свойственной хоббитам сомневающейся натуры него уже пробегала шальная мысль, что его спутники вместо уничтожения Кольца могли хотеть забрать его себе. Но мысль так же быстро исчезла, как и появилась: ведь если бы у Торина были злые помыслы, его, хоббита, оставили бы погибать в Бри. Да и Бильбо по-прежнему не был так сильно захвачен идеей похода, чтобы искренне переживать о происходящем.
В итоге, было решено всё равно отправиться в ту крепость, так как там могли бы найти если не само Кольцо, то хотя бы наводку, где его искать. Хоббит, разумеется, возражать не стал.

Мало-помалу, но Бильбо привык к новому образу жизни, преспокойно засыпая на траве, как в мягкой кровати. По дороге, правда, попадались пара деревень с трактирами, что заметно облегчило их поход.
И каждую такую ночёвку Раин уходил в местные , возвращаясь оттуда с довольной физиономией. Он звал с собой и Бильбо, но того передёргивало от одной мысли оказаться там, где женщины или – во имя всего сущего! – мужчины продавали свои тела. Для Раина, может, это и было нормально, но не для него, порядочного хоббита. К счастью, сыновей Даина тоже не привлекала такая идея, так что Бильбо не пришлось чувствовать себя отчуждённым. За рыжебородого он был даже рад: может, тогда гномья страсть поутихнет, и его оставят в покое?
Дозор выставляли каждую ночь – ночевали ли они в деревне или вне – но незваные гости перестали к ним ходить. Один только раз, когда дежурил Бильбо, к ним пытался подобраться одинокий волк, но хоббит даже не испугался его и умудрился прогнать его импровизированной дубинкой с пылающим огнём на конце. Он возгордился собой и рассказал об этом гномам, и те похвалили его, хотя похвала походила на то, будто бы относилась она к маленькому ребёнку. Торин вообще ни слова не сказал, но доброжелательно улыбнулся, и Бильбо этого, как ни странно, хватило, чтобы ехать с приподнятым настроением весь следующий день.
Но настроение быстро спало, когда из-за горизонта показались чёрные камни крепости Амон-Сул. У Бильбо душа ушла в пятки: вдруг Крики поджидали их именно там? Гномы, видимо, тоже придерживались этого мнения и потому пошли в обход, прячась в кустах и деревьях.
И когда Бильбо показалось, что всё обошлось, вечерний воздух прорезал знакомый вой…

Глава 10

Пятеро. Бильбо насчитал пятерых приближающихся к их компании фигур, едва ли не ползущих по земле. Они надвигались со стороны Амон-Сул, но ведь до этого на горизонте было чисто. Неужели они действительно могли так быстро передвигаться, что их не смогли заметить сразу?
- Встань за нами, – проговорил Торин, выхватывая топор и меч и закрывая спиной Бильбо и немножко Нали, в глазах которого хоббит уловил боевой азарт. Что уж было говорить про Раина, который, достав огромную секиру, чуть ли не рычал от ожидания врага. Один только хоббит не разделял их рвения, но меч всё-таки вытащил. Фигуры неумолимо приближались и даже не думали останавливаться. Внутри Бильбо всё заледенело, и руки предательски дрожали. Он-то думал, что уже в силах совладать с рвущимся наружу страхом, но ведь сейчас против него был не один враг, а целых пять!
Хотя теперь его защищали трое гномов, да и он не был безоружным, Бильбо не смел обманывать себя надеждами, что они смогут легко отбить атаку нежити. Но и отчаиваться он не спешил. Он собирался выжить любой ценой!
Вдруг, всего в нескольких метрах от компании Крики замерли и снова заверещали, но теперь хоббиту казалось, что это был не просто визг, которым они пугали врагов. В нём слышалась отчаянная ярость, будто бы гномы и хоббит были под защитой невидимых чар.
- Клинок, – сказал Торин, поглядывая за плечо на Бильбо. – Они чувствуют эльфийский клинок.
- Значит, они не посмеют напасть на нас? – с надеждой спросил хоббит.
- Вряд ли. Они просто сбиты с толку – не ожидали наткнуться на подобное оружие. Оно действительно может причинить им ущерб посерьёзнее, чем обычный меч или топор, но не убить. Кроме того, так просто на лезвие они не полезут. Слушай – тут Торин вполоборота взглянул на хоббита, оставляя Раина и Нали прикрывать его спину – вот как поступим: мы пойдём в атаку, а ты стой на месте и держи меч покрепче…
- Что? – испугался хоббит. – Нет, не…
- Не бойся, если прорвутся, у тебя хватит сил отбить их удары, да и мы будем рядом – если что, прикроем.
- Торин, я не смогу!
- Сможешь! – выкрикнул Торин, но в его глазах читалась вовсе не злоба, а что-то, похожее на мольбу. – Я уже говорил, что не смогу защитить тебя, если ты сам не захочешь защищать себя. Прошу тебя…
Фигуры вдруг зашевелились, готовясь напасть. Раин окликнул Торина, и тому пришлось повернуться. И хотя Бильбо не давал согласия на этот план, все три гнома ринулись вперёд. Он же остался стоять на месте, ни на секунду не опуская меч.

Это был странная схватка… Даже Бильбо признал это, хотя ни разу не был свидетелем чего-то подобного. И гномы, и Крики действовали, как единое целое: когда один атаковал и не успевал отбить удар подкравшегося с боку другого противника, товарищ по оружию был тут как тут. Обе стороны действовали так. Немного успокоившийся и взявший себя в руки Бильбо заметил, что гномы дерутся с большим мастерством, нежели Крики, но тех было больше, а плащи скрывали их ноги, из-за чего невозможно было предугадать, куда и как они нанесут удар.
Он внимательно следил за происходящим, пока не увидел, что Нали, вынужденно повернувшийся спиной к одному из Криков, чтобы тяжёлым молотом отбить удар другого, не успевал защитить себя. И Торин с Раином не могли ему помочь. Ещё немного, и молодого гнома пронзит ржавый, но смертельно опасный меч…
Бильбо ни о чём не думал в этот момент. Его ноги сами отправились в гущу битвы, рука сама замахнулась… Всего одно мгновение – и удар был отбит. Нали был спасён, но хоббит даже не думал останавливаться. Пока меч противника был у него над головой, он, воспользовавшись одной единственной секундой и своим небольшим ростом, наклонился и одним точным ударом вонзил меч прямо в грудь твари.
Плоть неприятно затрещала, а по клинку потекла кровь. Изданный визг оглушил Бильбо, и тот, не выдержав, выпустил меч из рук и упал на землю, хватаясь за уши. А чудовище не умолкало, его визг был пропитан агонией. А потом заверещали и другие Крики, да так, что сердце хоббита чуть не разорвалось.
Но тут он услышал ещё один неприятно мокрый звук, и визг твари над ним умолк. За ним замолчали и другие. Следующий визг раздался уже далеко отсюда.
В ушах невыносимо звенело. Чья-то рука обхватила его живот и рванула наверх. Бильбо прошипел сквозь зубы и, игнорируя приглушённо прозвучавшие слова «Не смотри!», открыл глаза.
Отрубленная человеческая голова лежала прямо перед ним. Вместо глаз виднелись чёрные дыры, жёлтозубый рот замер в немом крике, кожа на щеках шелушилась, а седые волосины развевались на вечернем ветру.
Оглушённому Бильбо показалось, что эта голова вот-вот оживёт и сожрёт его. Воображение утонуло во тьме, и больше хоббит ничего не видел.
Очнулся он уже поздней ночью. Небо было затянуто облаками, но воздух был сухой и не предвещал дождя. Где-то слева горел костёр. Вокруг росла высокая трава, а он сам был укрыт одеялом… Даже не одним – двумя!
Рядом сидел и курил трубку Торин. Лицо его ничего не выражало: он просто смотрел по сторонам, но не так, будто бы на них могли напасть в любую секунду. Когда хоббит неуверенно позвал его, Торин тут же повернул к нему голову, и в его тёмных глазах он прочитал беспокойство.
- Ты как?
- Вроде бы жив, – Бильбо приподнялся, но у него немного кружилась голова, и гному пришлось подхватить его под локоть, чтобы он не упал назад. – А где Крики?
- Сбежали, – спокойно ответил Торин. – Эти трусливые твари побоялись вступить в честный бой – четверо на четверо.
- Четверо? – удивился Бильбо. – Но их же было пятеро.
- Ты уже забыл? Одного ты сразил. Вернее, серьёзно ранил, а я потом добил. Он остался без тела и больше не мог причинить нам вреда. Вот другие и струхнули. Ещё нескоро они смогут возместить потерю. Дождутся остальных, вот тогда и смогут напасть.
Бильбо неуверенно кивнул и осмотрелся: Раин и Нали были здесь же и видели, наверное, десятый сон.
- Как они могут после такого спокойно спать? Я вот вряд ли сейчас снова усну.
В памяти вновь всплыло мёртвое лицо Крика… или того, чьим телом он овладел. Сейчас он почувствовал лишь лёгкую дурноту, но обратно падать в обморок не спешил.
- Скоро привыкнешь. По крайней мере, ты не стал терять сознание, когда увидел вместо одного Крика пятерых.
На губах гнома заиграла лёгка усмешка, и Бильбо, покраснев, отвернулся:
- Очень смешно, – и изобразил обиженную миму.
Но тут на его голову лёгла рука Торина и нежно потрепала по волосам. Бильбо снова покраснел, но уже от совершенно другого чувства. Ему было приятно ощущать огромную, одетую в перчатку без пальцев ладонь гнома. До этого постоянно холодная, теперь она казалась ему тёплой и уютной. Хоббит представил, что было бы, если бы они соприкоснулись ладонями: его маленькая ручка на фоне его…
- Между прочим, – вдруг мягко сказал Торин. – Спасибо тебе.
- За что? – искренне удивился Бильбо, боясь повернуться к нему лицом и показать ему, каким красным он был.
- За то, что спас моего младшего брата. Признаться, не ожидал от тебя такого смелого поступка.
Внутри Бильбо что-то вскипело, и он, отбросив прочь всю стеснительность, поднялся на ноги и, задыхаясь, выдал:
- О чём ты? Разве я мог остаться в стороне? А если бы Нали по… по… гиб?
Торин широко улыбнулся и внимательно наблюдал, как на лице хоббита появилось озарение. Он понял. Он, наконец понял. До этого Бильбо считал гномов непобедимыми, чуть ли не бессмертными. Он вообще не тревожился за их жизни, считая, что единственный, кому по-настоящему грозила опасность, был он. До этого хоббит даже не думал о том, что полезет под нож ради спасения их жизней. В этот раз он поступил так, потому что, если не осознанно, то подсознательно понял: Нали мог погибнуть. Друг, с которым они вместе болтали, ели, пили, спали рядом, мог умереть прямо у него на глазах. И только сейчас он понял, как легкомысленно он относился к судьбе Нали, Раина и даже Торина!
- Ох, Торин, прости меня, – хоббит от волнения схватился за голову. – Всё это время я думал только о том, чтобы самому выжить, и совершенно не думал о вас. А ведь вы ради меня рисковали собственными жизнями… Какой же я был эгоист!
Но гном смотрел на него так, будто бы знал всё с самого начала. Но почему он не злился? Почему не смотрел на Бильбо с презрением и отвращением? Ведь в эту минуту хоббит был отвратителен сам себе. Его трясло, к горлу подступил тягучий комок. Почему Торин лишь снисходительно улыбался, будто бы Бильбо только-только понял, что девочек нельзя дёргать за косички?
- Всё хорошо, Бильбо – сказал Торин. – Все всегда вначале думают лишь о себе, и лишь когда опасности подвергаешься не только ты, но и те, кто сражается с тобой бок о бок, тогда и раскрывается твоя истинная сущность. Ты, не раздумывая, пошёл защищать Нали. Ты думаешь о себе слишком плохо, но на самом деле у тебя храброе и доброе сердце. За такого отважного хоббита нестрашно и жизнь отдать.
Бильбо показалось, что его перехваливают. Отважным он себя никогда не считал, а сейчас он просто сделал то, что должен. Но почему ему было так приятно и радостно?
- Надеюсь, это не значит, что ты собираешься отдавать свою жизнь за меня? Теперь, когда я понял, что привязался к вам, не хочу никого из вас терять..!
Торин вздохнул и неожиданно для Бильбо подтянул его к себе и коснулся его лба своим. Затем тихо-тихо сказал ему:
- Тогда постарайтесь, господин Тук. Не дайте нам умереть и сами не умрите – и мы ответим вам тем же. Сегодня ты стал полноправным членом нашего отряда.
Хоббит успокаивался. В душе стало неожиданно спокойно и легко, как будто избавился от тяжёлого груза, так больно давящего на сердце. Он сейчас находился с Торином так близко, как ни с кем другим из посторонних ему существ. Но Бильбо не хотел отталкивать его, не хотел спрятаться, как в случае с Раином. Наоборот: он чувствовал, что гному можно открыться, потом утонуть в нём, забыться и поверить, что теперь всё будет хорошо. На секунду он даже ощутил желание коснуться чёрных волос, седина в которых походила на серебро.
Но близость прошла быстро, и они отстранились друг от друга, однако приятный осадок остался. В хоббита словно проникло уютное, почти домашнее тепло, и глаза, наконец, стали молить об отдыхе.
Увидев, что хоббит клюёт носом, Торин поспешил отправить его в постель.
- И это не забудь, – Торин протянул Бильбо клинок, очищенный от чужой крови. – Пусть он будет оберегать тебя и дальше.
Бильбо принял меч, как подарок, поблагодарил гнома за его сохранность и вернулся обратно под одеяло.
Так он и уснул – с блаженной улыбкой на лице и с лёгким сердцем. Он ещё не догадывался, но уже чувствовал, что за это время между ним и Торином что-то начало меняться. И что бы это ни было, ему это нравилось.

@темы: slash, the hobbit, бильбо, моё тварьчество, слэш, торин, фанфики, хоббит

URL
Комментарии
2013-04-02 в 07:22 

Natala-nz
"я...э-э-э...а я...я...а...о!" - и прочие междометия.
Спасибо за приятно проведенный вечер :red::white::red:
Как начала читать - не смогла оторваться, прочитала все что есть.
Очень надеюсь на продолжение :-)

2013-04-08 в 20:29 

Akanami Founix
Will you revive from the chaos in my mind?! (c)
Ура!!! Спасибо большое)))

URL
   

Pinku no Abyssu

главная