23:05 

Akanami Founix
Will you revive from the chaos in my mind?! (c)
Название: Как будто это случилось вчера, или Последнее Кольцо.
Автор: Founix
Фэндом: Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Властелин Колец, Хоббит (кроссовер)
Персонажи: Торин/Бильбо и многие другие
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), Психология, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие, ОМП, ОЖП
Размер: Макси
Статус: в процессе написания
Саммари:
"Что происходит, когда мы умираем? В моём случае, мы это выясним" (с)
Гномы верят, что после смерти отправятся в Чертоги Мандоса. Что до хоббитов... Разве им интересно так глобально размышлять о жизни после смерти?Но как бы то ни было... Что, если судьба по своим причинам приготовила для Торина и Бильбо новое испытание?Что, если она решила, что их время ещё не пришло?Что они ещё могут сыграть какую-то роль?И смогут ли они в этот раз быть вместе?

Глава 4

За весь день наша странная компания ни разу не сделала привал. Впрочем, хоббит ни разу и не просил об этом. Его поникшие плечи и опущенная голова ясно говорили, что у малыша просто не было аппетита. Торину, который всё это время ехал в хвосте, было даже жаль его. Господин Тук вовсе не походил на путешественника, и даже каких-то две недели вне дома было для него слишком много и слишком тяжело. Его опрятной и привыкшей к уюту персоне было место в родной норке, около очага…
Но только не здесь. Абсолютно.
Вскоре стемнело, и Торин велел отряду устроить привал. Нали тут же достал хлеб с мясом и несколько помидоров, которые они прикупили в Шире. Перекусили быстро и уже собирались было на покой, но Торин прихватил с собой некоторый провиант и пошёл к хоббиту, который уже разобрал свою котомку подальше от гномов и просто сидел на одеяле, поджав под себя ноги и глядя перед собой задумчивым взглядом. Весь его вид говорил, что он был не в восторге от похода, пусть и прошёл всего один день.
- Мистер Тук, не хотите перекусить? – спросил Торин, встав перед хоббитом. – Завтра нас ждёт тяжёлый день.
- Я не голоден, спасибо, – не глядя на гнома, ответил полурослик. Понимая, что накормить это упрямое создание будет непросто, Торин, не спрашивая разрешения, пристроился на одеяле.
- Скажите, уважаемый хоббит, вы когда-нибудь до этого были в походе?
- Ни разу в жизни.
- Когда в первый раз надолго покидаешь дом, сначала кажется, что если сделаешь хоть какое-нибудь лишнее движение – поешь, уснёшь, чихнёшь – то дальше попросту не выдержишь. Но поверьте – это не так. Не стоит из-за чрезмерного страха подвергать себя голодной пытке.
И Торин снова подал ему плошку. Немного помедлив, хоббит благодарно, но вяло кивнул, принял предложенную еду и откусил кусочек. Как и ожидал гном, содержимое плошки исчезло за считанные секунды. Хоббит сидел и удивлённо смотрел на свои руки, словно сам не мог поверить, что он так быстро расправился с едой. В этот момент он смотрелся довольно… мило.
- Спасибо, – рассеяно пробормотал полурослик. Торин еле заметно улыбнулся, увидев, что настроение у их спутника значительно улучшилось. – Господин Торин, а вы впервые в походе?
Гном покачал головой.
- Это уже третий раз. Сначала мне тоже было трудно, но постепенно привыкаешь. Вы, главное, не бойтесь. Ничего страшного с нами в пути не случится.
- Я и не боюсь! – тут же отозвался хоббит, чуть надув губки. – Просто… Я думаю о Лобелии. Как она там?
- Она сильная девушка, – улыбнулся Торин. – И если она отпустила вас в поход, то, значит, была уверена, что справится.
- Да… Знаете, а вы правы, – приободрился Бильбо. – С ней-то точно ничего не произойдёт.
Торин похлопал Бильбо по плечу и утвердительно кивнул.
- Раз уж теперь все тревоги позади, теперь можно и на боковую, – хлопнув себя по коленям, гном встал и забрал у хоббита плошку. – Набирайтесь сил, уважаемый.
Бильбо пожелал Торину спокойной ночи, и в его глазах мелькали благодарные огоньки. И гном про себя снова убедился, как немного нужно было, чтобы сделать кого-то счастливее.

- Как я, так он сразу пускает коготки, – проворчал Раин, когда Торин вернулся на место. – А тебя спокойно пропускает.
- Во-первых, я не домогаюсь до него, как некоторые. И во-вторых, меня он в этом плане не интересует.
Раин хмыкнул и посмотрел на Нали. Тот уже лежал в своей постели и тихо посапывал. По сути, Нали был такой же хоббит, только менее опрятный и более морально подготовленный к опасным приключениям.
- Зря он лёг так далеко – сказал Раин. – Я про полурослика. Вдруг волки нападут?
- В этих местах волков не видели уже больше двух сотен лет – я спрашивал. Ему просто неуютно в компании бродячих гномов, которые взяли его с собой только потому, что сестра попросила. Не стоит навязываться к нему, пока он сам к этому не готов.
Рыжебородый гном ухмыльнулся, глядя, как Торин попивает предварительно захваченный с собой эль. Сделав несколько глотков, он закупорил бутылку обратно, посмотрел на друга и тяжело вздохнул.
- Что?
- Бродячий гном? Ты?
- Раин, не начинай снова.
- Я не про то. Для меня ты вовсе не король, но и не отшельник. Твой отец был великолепным кузнецом, известным не только в Синих Горах. Ведь именно его отец, твой дед, ковал оружие для самого Даина Железностопа. И сын унаследовал его мастерство.
Торин нахмурился и отвернулся. При всё своём уважении к такой легенде, как Даин Железностоп, ему не нравилось, когда кто-то проводил параллель между ним и его отцом. Ведь именно из-за столь тесной дружбы его дед, Фарин, назвал своего сына в честь второго после освобождения Эребора Короля-Под-Горой, а внука – в честь сына Короля, Торина Каменного Шлема, который не так давно скончался, оставив трон своему сыну, Дурину Седьмому. Торин даже поклялся сам себе, что если у него когда-нибудь будут дети, он ни за что не назовёт своего сына Дурином.
- Но, вопреки ожиданиям отца и деда, я не стал таким прославленным кузнецом. Так что не надо приписывать моей жизни славу моих предков. У меня свой путь, который принесёт мне совершенно другую славу, нужна она мне или нет. Ради этого не грех стать отшельником.
Раин осуждающе покачал головой.
- Ты хочешь казаться независимым, Торин, но при этом держишься воли того, кто уже не одно столетие покоится под Эребором.
Торин невесело усмехнулся.
- Твоя правда. Я сам себе противоречу. Но я надеюсь найти в своём путешествии истину. Хочу избавиться от сомнений и знать правду о себе. Возможно, это лишь порыв безумца, поэтому я спрашиваю тебя ещё раз, Раин, сын Наина, внук Двалина – ты со мной?
Рыжебородый гном улыбнулся и кивнул.
- Я тоже хочу освободиться от славы своего деда, Торин. К тому же, пусть твой путь и кажется мне безумным, но что-то мне подсказывает, что я должен быть рядом с тобой. И если тебя ждёт дурная слава, я с радостью разделю её с тобой.
Торин благодарно улыбнулся. Он не перестанет задавать Раину этот вопрос, ибо чувствовал ответственность за него и младшего брата. Поэтому он был искренне благодарен другу, что тот не бросил его, когда другие стали считать Торина чудоковатым гномом.
- Ложись, мой друг. Позже я присоединюсь к тебе.
Раин достал котомку, расстелил её и, перед тем, как лечь спать, ещё раз повернулся к Торину.
- Хочешь совет? Не привязывайся к этому хоббиту, раз уж даже не думаешь о том, чтобы взять его разок. Когда мы покинем Бри, таким мыслям, как у него, в нашем путешествии не место.
После этого Раин повернулся на бок и тут же уснул. Торин посмотрел на хоббита, который уже видел десятый сон. Убедившись, что все спят, гном достал из кармана кулон, подаренный Лобелией, и принялся рассматривать его.
Кулон был странный. Золотой корпус посредине и петельки, в которых крепился камень, были явно гномьей работой. Но сам камень не принадлежал кулону. Какие-то неумелые руки вставили его во впадинку уже после того, как кулон был изготовлен. Да и сам камень был неровный, необработанный, словно отколотый.
Такой трюк мог проделать любой неумеха.
Но вместе с этим было во всей этой конструкции кое-что прекрасное. Идеальная оболочка, внутри которой скрывалась необузданная сущность, которая при всём своём хаосе по-прежнему была прекрасна, как ярчайшая звезда на небе. Интересно, такой ли замысел преследовал неумеха? Или же просто разыгралось воображение Торина?
Гном убрал кулон назад и, взглянув на хоббита, в последний раз за сегодняшний день, улыбнулся.
Раин говорил, чтобы он не привязывался к этому полурослику. Да и малышу было тут не место. Но вместе с этим Торин почему-то не сомневался: господин Тук должен был быть вместе с ними. Этого, казалось гному, хотели силы гораздо большие, чем маленькая девушка с большим воображением.
* * *
На другой день Бильбо встал с неожиданно хорошим настроением. То ли было дело в недавнее доброте Торина, то ли из-за тёплой погоды – как никак, лето было в самом разгаре – но за завтраком он сидел рядом с гномами и даже перекинулся с ними несколькими фразами. А когда они двинулись в путь, он даже завёл разговор с Нали.
Гном рассказал ему о доме, о том, что его отец и дед были великолепными кузнецами. Дело унаследовал Бали, их с Торином старший брат. Бильбо посмотрел на Торина, который сегодня ехал впереди, и еле сдержался, чтобы не усмехнуться: это гном не был похож на того, у кого в семье мог быть старший брат или сестра. Интересно, как тогда должен был выглядеть этот Бали?
Бильбо знал, что гномы – народ скрытный. В большинстве случаев они никогда не рассказывали приютившим их хоббитам о цели своего похода. Даже сейчас Нали на вопрос, куда направлялась их маленькая компания, сказал, что это секрет. Хоббит даже не обиделся: он спросил это чисто ради любопытства, ведь куда бы гномы ни держали путь, он всё равно не будет их сопровождать.
- Знаете, – осторожно сказал Бильбо, чуть понизив голос, чтобы Торин не услышал. – Я ведь многих гномов видел, но все они выглядели, как обычные путешественники. А Торин… Он очень похож на какую-то важную фигуру. Хотя, может, это моё воображение…
- Не только твоё, – вдруг подъехал к собеседникам Раин. Бильбо тут же почему-то стало неловко за свои слова. Пусть его услышал не Торин, но всё равно. Однако Раин не спешил судить его. Он тихо начал говорить.
- Торина назвали в честь сына друга его деда. Однако старейшие жители Синих Гор увидели в нём сходство с другим Торином – Королём-Под-Горой, прозванным Дубощитом и павшим в одной из величайших битв Средиземья. Но дело было не только во внешнем сходстве. Хотя Торин принадлежал народу Дурина, он был лишь сыном кузнеца, которому по сути были чуждо такое понятие, как свет. Однако ещё в детстве за ним наблюдались осанка, манеры и речи, свойственные великим королям. Откуда гном, в котором была лишь небольшая капля королевской крови и которого никто не обучал, знал всё это?
- Действительно странно, – проговорил хоббит, у которого почему-то стало неспокойно на душе. Он не был готов узнать так много о Торине, и хотя по сути это вообще не должно было его задевать, всё же он почувствовал странное щемящее чувство в сердце.
Возможно, дело было ещё в том, что он в какой-то степени сочувствовал Торину. Хотя Бильбо назвали вовсе не в честь старого чудака Бэггинса, он понимал, какого это: носить имя знаменитого сородича. Для маленького хоббита это было пыткой. Он не хотел, чтобы его принимали за того, о ком он так мало знал. Если бы он хоть капельку был похож на того Бильбо, как Торин – на того короля, то, возможно, ему бы было легче.
- Интересно, а что Торин думает по этому поводу? – как бы невзначай спросил Бильбо, смотря на широкую спину гнома.
Раин и Нали переглянулись, явно сомневаясь, стоило ли говорить. Хоббит терпеливо ждал, но из-за того, что потом сказал Раин, чуть не выпал из седла.
- Господин Тук, вы знаете, что происходит с вами, хоббитами, после смерти?
- После смерти? – Бильбо ужаснулся. Его пугало само слово «смерть». – Ну… Думаю, ничего. Смерть – это конец. Когда кто-нибудь умирает, о нём остаются лишь воспоминания.
Раин усмехнулся, и Бильбо густо покраснел. Он не понимал, чем мог насмешить его ответ.
- Ваш народец так прост… Вы думаете лишь о том, что происходит вокруг вас, и видите лишь то, что можете увидеть и потрогать.
- А разве у гномов не так?
Рыжебородый гном посмотрел на него с глубокой печалью. Хоббит даже заволновался, не расстроил ли он его.
- Мы, гномы, верим, что после смерти наши души попадают в Чертоги Мандоса, где мы смиренно ожидаем часа, когда Аулэ, нашему создателю, понадобится наша помощь, когда грянет Последняя Битва…
Подобные предания были велики для скоромного хоббита, но всё же он попытался представить, как после смерти сам отправляется в какое-то другое место… Но как же Лобелия? А родной дом? Как он сможет уйти куда-то, зная, что больше ничего этого не увидит? Это было ещё страшнее, чем его вера в смерть, как конец всему. Слёзы невольно выступили у хоббита на глазах, и он поспешил вытереть их рукавом. Благо, если гномы заметили это, то ничего не сказали.
- Однако Торин – продолжил Раин – исключение.
- В каком смысле? – настороженно спросил Бильбо.
- Я уже говорил, что он внешностью похож на Торина Дубощита, а манерами – на короля. Да и самим характером, поговаривали старые гномы, был похож на него же. Догадываетесь, к чему я веду?
Бильбо снова взглянул на Торина с нескрываемым удивлением.
- Неужели Торин… Считает себя тем самым Торином Дубощитом?
Раин тихо рассмеялся.
- Это вы верно подметили – считает. Торин говорит, что у него бывают видения, будто бы из прошлой жизни. Но их немного и большинство из них не имеет особой важности и не являются доказательствами того, что он прав. Даже Торин не уверен полностью: ведь он даже не помнит своей смерти.
Бильбо задумался, посмотрев на свои руки, державшие поводья. Теперь он припоминал, что сестра тоже сравнила этого Торина с каким-то Дубощитом… Так, секунду! Неужели…
- Скажите, господин Раин, а этот самый Торин Дубощит был чем-то связан с хоббитами?
Теперь настала очередь Раина удивляться.
- Странно слышать этот вопрос от вас, господин Тук, ведь вы живёте в Бэг-Энде – норе, которая известна среди многих гномов. А известна она потому, что именно в ней Торин Дубощит со своими товарищами нашли четырнадцатого участника своего похода на Эребор. И между прочим – тут на лице гнома появилось внезапное озарение – мой дед рассказывал, что того участника тоже звали Бильбо. Это ж надо!
Раин захохотал так громко, что даже Торин обернулся назад, вопросительно смотря то на Нали, то на раскрасневшегося Бильбо. Хоббит теперь всё понял! Вот что было на уме у сестры! Очередной Бильбо, отправившийся в поход с очередным Торином! Лобелия, Лобелия! А ещё гном его на смех поднял… До чего стыдно-то!
- Раин, тебе не надоело смущать господина Тука? – Торин отъехал назад, чтобы поравняться с компанией, благо дорога была широкая.
- Ты просто не представляешь, Торин, как забавно вышло! – Раин хотел было всё рассказать другу, но, наткнувшись на его суровый взгляд, присмирел. Торин виновато кивнул Бильбо, а тот отвёл взгляд. После такого рассказа хоббит теперь боялся смотреть ему в глаза.
Поднять голову он осмелился только тогда, когда двое гномов проехали вперёд. Зачем только Бильбо задал такой вопрос? И зачем Раин вообще рассказал ему про Торина..?
Хотя действительно – зачем? Разве можно было о таком рассказывать малознакомому хоббиту? Или Раин чего-то пытался этим добиться? Что ж, кое-что всё-таки получилось: теперь Бильбо боялся Торина. Гном, который считал себя переродившимся королём, и хоббит, которого весь мир считал тем, кого он даже не знал. Могло ли быть что-то ужаснее этого?
- Господин Нали, – осторожно обратился хоббит к молодому гному. – А Торин заметил, что… ну… ты понимаешь?
Гном дружелюбно улыбнулся и успокаивающе похлопал Бильбо по плечу.
- Даже если и заметил, то точно посчитал это просто совпадением. Не принимай всё так близко к сердцу.
Бильбо был рад, что было хоть одно создание, которое поддержало его. Да, он был прав. Нужно было перетерпеть этот поход, а потом вернуться домой и, в конце концов, поставить сестру на место. Уж больно далеко она зашла ради своих прихотей!

Глава 5

Не выдержав, Бильбо вскочил с постели
- Ты чего это? – спросил Нали, поедающий очередной бутерброд. Торин и Раин, сидевшие рядом же, искоса посмотрели на хоббита.
- Отойду по делам.
- Не советую уходить далеко, – сказал Торин, покуривая трубку.
- Я мигом! – огрызнулся Бильбо и, не извинившись, скрылся за кустами.
На самом деле, никаких таких срочных дел у него не было. У него было два варианта: либо отойти и подышать свежим воздухом, либо испуганно прижаться к первому попавшему под руку гному и дрожать до рассвета. А так, оказавшись наедине с самим собой – впервые за эти пять дней – он сел на ближайший камень, уже совершенно не заботясь о чистоте штанов, и закурил.
Его трясло.
Все остальные ночи он провёл спокойно, не считая потребности принять душ. Но сегодня ему снились одни кошмары. Он уже просыпался раз десять, не меньше, постоянно ворочался и засыпал снова, но в своих снах снова и снова видел белый туман и страшные рожи, которые так и норовили съесть хоббита. Сейчас, вроде бы, наваждение прошло, но Бильбо уже боялся ложиться спать. Он больше не хотел сталкиваться с этими созданиями, пусть и во снах. Уж лучше он просидит до рассвета, благо до Бри, если верить Нали, остался лишь день пути.
Кусты сзади зашуршали, но это был всего лишь Раин. Найдя хоббита, он облегчённо вздохнул.
- Ты долго, – за это время Бильбо стал общаться с ним и Нали на «ты». – Всё хорошо?
- Да, я… Слушай, Раин, прости, я просто…
- Во-первых, извиниться стоило бы не передо мной, а перед Торином. Во-вторых, не за что просить прощения.
Бильбо покрутил в руках трубку, глядя себе под ноги. Сделав ещё один вздох, Раин сел рядом, сложив руки на коленях.
- Я… Я правда не знаю, что со мной такое… Эти кошмары…
- Это всё Могильники.
Бильбо вздрогнул. Сердце как будто сделало болезненный кувырок и замерло.
- Могильники?
- Ты не слышал о них?
- Конечно слышал! Рассказами о них пугают маленьких детей. Но ведь… Мы ведь не в Могильниках, да?
Раин кивнул.
- Да, Торин позаботился о том, чтобы мы обошли их стороной. И всё равно эта нечисть пытается добраться до нас. Мы тоже чувствуем их и не можем нормально уснуть. Но ты не бойся: кроме того, как посылать кошмары, они ничего нам сделать не могут.
Бильбо закивал, невольно оглядываясь по сторонам. Теперь, когда он убедился, что история про призраков – правда, то понял, что уснуть этой ночью он не сможет, даже если захочет.
Перепуганный хоббит чуть не вскрикнул, когда на его плечи легла чья-то здоровая рука. Но это был всё тот же Раин. Гном даже не глядел на него, словно он был сам по себе, а рука – сама по себе.
- Подумать только: даже после победы над Великим Злом, его крупицы по-прежнему пытаются выжить в Средиземье. Да ещё совсем недалеко от такого доброго и славного народца, как вы, хоббиты.
- Д-да уж…
Страх Бильбо спадал, но зато подступала нервозность. Даже сквозь одежду хоббит чувствовал, как проступают мышцы Раина, как крепко стало его полуобъятие. Он сглотнул и пробормотал:
- Л-ладно, я всё-таки попробую уснуть. Спасибо, Раин…
Бильбо попытался встать, но тут пальцы гнома впились ему в плечо, препятствуя этому. Он и охнуть не успел, как вторая рука легла ему на бедро. Такая большая ладонь… Такая сильная…
- Что ты делаешь?
- Успокаиваю тебя, – голос Раина звучал уже не так, как обычно: в него прокралась странная хрипота.
- Я уже успокоился…
- Врёшь.
Тем временем левая рука спустилась с плеч под предплечье и слегка притянула хоббита поближе к гному. Бильбо испуганно икнул.
- Ты же обещал, что больше не будешь приставать ко мне.
- Я обещал, что не трону тебя в твоей норке. А сейчас мы в походе.
Тук еле сглотнул. Он понял, что попал. Сейчас, когда его воля была пошатана силами могильников, он не мог даже возразить. А гном беззастенчиво пользовался этим, и его пальцы уже скользнули за пояс хоббита. До этого ещё как-то протестующее тело вдруг начало сдавать свои позиции, а страх подталкивал Бильбо к тому, чтобы искать защиты именно в прикосновениях Раина. Сейчас он казался ему слишком большим, слишком сильным и потому слишком заманчивым. Как брошенный камень, которого безнадёжно тянуло к земле, его начинало тянуть к гному.
Неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы не появился Торин. Бильбо тут же отскочил в сторону, по-прежнему сжимая в руке погасшую трубку. Щёки запылали, и хоббит упорно смотрел на пальцы своих ног, не желая сталкиваться взглядом с Торином.
- Почему так долго? – в его голосе слышались недовольные нотки.
- Господин Тук всё не мог успокоиться, – ответил Раин, как ни в чём не бывало.
- И ты решил ему помочь, – констатировал предводитель отряда.
- А ты против?
- Против. Нам пора спать ложиться, а ты тут глупостями решил заняться. Возвращаемся, а то сейчас ещё и Нали придёт.
Усмехнувшись, Раин без лишних разговоров пошёл обратно в лагерь. Бильбо продолжал стоять на месте, не веря, что сейчас чуть было не дал себя… сделать с собой такое! Он, который до этого успешно отшивал одного гнома за другим… Стыд-то какой!
- Ты в порядке? – неожиданно мягко спросил Торин, подойдя к полурослику. Настолько неожиданно, что Бильбо даже не обратил внимания, что они, наконец, перешли на «ты».
- Да. Нет. Не знаю…
- Ты будь поосторожнее с Раином. Парень он неплохой, но всё-таки несколько… озабоченный. Он много путешествует, и такие ситуации для него вполне обыденны. Завтра мы прибудем в Бри, там он найдёт публичный дом и успокоится.
Бильбо слабо кивнул. Да, завтра вечером они прибудут в Бри, и тогда их дороги разойдутся. И всё станет так, как должно быть. Дотерпеть бы только до завтра…
Тут хоббит услышал какое-то странное сопение и поднял голову. Торин стоял перед ним и принюхивался.
- Что? – нервно спросил Бильбо.
- От тебя кексами пахнет… с изюмом.
Бильбо слабо улыбнулся и пожал плечами.
- Я люблю кексы с изюмом. Вот и прихватил несколько… в дорожку…
- Ясно…
Торин нахмурился и посмотрел куда-то в сторону, словно задумавшись.
- Тебе не нравится? – вдруг поинтересовался хоббит. Ему почему-то важно было узнать ответ на этот совершенно не к месту вопрос.
- Да не в этом дело, просто… ладно… наверное показалось….
Бильбо вопросительно изогнул брови, но Торин лишь отмахнулся.
- Ну что, идём?
- Да… только…
- Только что?
Хоббит неуверенно потоптался на месте.
- Боюсь, я уже не усну сегодня.
- Хотя бы к костру пойдём. Нечего стоять тут в темноте.
Бильбо кивнул, сдавая позиции. Но идти в лагерь не хотелось. В душу прокрался совсем детский страх, что эти чудища с Могильников поджидали его там, готовясь снова поохотиться во снах. Он шёл за Торином нехотя и медленно. Хорошо, что гном не подгонял его, а то он бы вообще наотрез отказался идти. Вернувшись назад, он увидел, что Раин лежит спиной к ним, а Нали продолжал сидеть на месте и клевал носом. Торин покачал головой и бережно уложил гнома в постель. Тот что-то протестующее промычал, но сопротивляться не стал.
Такая картина выглядела умилительно. Торин, которого он когда-то сравнил с хладнокровным волком, заботился о младшем брате. Как старший брат, Бильбо понимал, что гном чувствовал в тот момент, и был рад видеть, каким заботливым на самом деле он мог оказаться.
- Ты ложишься? – шёпотом спросил Торин замершего на месте полурослика, и тот, кивнув, пошёл к своему спальнику.
- Ты любишь его? – спросил Бильбо, наткнувшись на удивлённый взгляд Торина.
- Что за глупый вопрос? Он ведь, как-никак, мой брат.
- Просто пока мы шли, ты с ним почти что не разговаривал… Не обижайся, но мне уже начинало казаться, что ты относишься к нему, как к обычному компаньону.
Торин расслабился и, посмотрев на спящего брата, поправил на нём одеяло, натянув его чуть ли не до шеи.
- Мы, гномы, не привыкли выражать свои чувства. Мы с Нали братья, поэтому нет смысла повторять каждый раз, что мы друг друга любим. За всё говорят наши действия. К примеру, для меня нет лучшего доказательства любви Нали, как то, что он отправился со мной в этот поход. Раину я тоже благодарен, но у него большой опыт и крепкая рука. А Нали ещё очень молод, и всё равно увязался за мной, чудаковатым братом. Хотя я отговаривал его, но сейчас я рад, что он рядом.
Бильбо понимающе кивнул, уже зная о сути «чудоковатости» Торина.
- Я слышал от Раина, что у тебя есть старший брат. Почему он не отправился с тобой?
Гном тут же свёл брови на переносице, и Бильбо пожалел, что задал этот вопрос. Но ответ он всё-таки получил.
- У Бали свои заботы. Он хорошо обустроился в Синих Горах, и ему нет смысла ходить по свету. Я его не виню – на его месте я бы поступил так же.
И хотя Торин так говорил, Бильбо чувствовал обиду в его голосе. Хоббит докапываться не стал – гном явно не хотел об этом распространяться – и, извинившись за бестактный вопрос, лёг в спальник, надеясь, что в этот раз его не будут терзать кошмары… хотя надежды было мало.
Но перед тем, как провалиться в сон, Бильбо почувствовал, как чья-то прохладная ладонь легла ему на плечо, задержавшись там… Показалось ли хоббиту это или нет, но, возможно, благодаря возникшему чувству защищённости оставшуюся ночь Бильбо не видел снов вообще…
Хотя нет, был один. Не страшный, но очень грустный. Он стоял в пустоте, держа в руках огромный красивый камень, переливающийся всеми цветами радуги. Камень пульсировал, подобно сердцу, но в один миг он внезапно разбился, и свет, исходящий от него, погас, оставив хоббита в кромешной темноте.
Проснувшись, Бильбо не помнил свой сон. И потому не мог понять, почему у него на щеках высыхали слёзы.

- Приехали! – сказал Нали, увидев большие дубовые ворота. Солнце уже заходило, поэтому Бильбо обрадовался, что они успели до темноты. Вот и конец пути. Скоро они могли отдохнуть, нормально поесть, принять ванну и поспать в мягких кроватях…
А потому… они расстанутся…
Бильбо было немного грустно на душе. Всё же понравились ему эти гномы, и даже та не слишком приятная сцена с Раином не изменила его впечатления. К тому же, с утра Раин попросил прощения, и инцидент был исчерпан, так и не начавшись толком.
Но дома его ждала сестра. И хотя Сэмуайз должен был уже вернуться, ему очень сильно хотелось увидеть её. А ведь впереди его ждало ещё шесть дней пути! Задерживаться в Бри не стоило.
Миновав привратника, который вслух подивился такой странной компании, они прошли внутрь. Бильбо тут же беспокойно забегал глазами. Он ни разу в жизни не видел верзил! А тут их было так много, что хоббит невольно втянул голову в плечи, хотя и без этого чувствовал себя невероятно маленьким. А он ещё считал гномов слишком высокими!
Так бы он тут и заблудился, как в лесу, если бы Торин не взял его за предплечье и не вытащил подальше от главной дороги.
- Нам надо найти трактир «Гарцующий пони». Это лучшее место в Бри, где можно поесть, поспать и привести себя в порядок. Я бывал в нём пару раз. Народ, может, грубоватый – Раин многозначно посмотрел на Бильбо, словно предупреждал именно его – но если будем держаться вместе, то избежим лишних проблем.
Ночь они решили провести в одной комнате: всё-таки никто из них не собирался в свой поход на ночь глядя. Бильбо так же решил оставить поиски торговца платками назавтра. Сейчас ему хотелось перекусить да на боковую.
Хозяин трактира оказался очень радушным человеком. Раин, уже знавший здешние места, выпросил время в бане только для них четверых. Бильбо редко бывал в общественных банях, но не видел в этом ничего страшного. Баня была баней, где бы она ни находилась. Услышав о возможности смыть с себя дорожную пыль, он тут же решил, что поесть они успеют и потом.
Занеся вещи в комнату – очень просторную комнату с непривычно хоббиту большими кроватями – путешественники прихватили с собой сложенные там полотенца, куски мыла и пошли в баню. Один только Бильбо задержался – хотел достать из рюкзака захваченную с собой мочалку – а гномы вышли, сказав, что будут ждать.
Заодно Бильбо откопал чистое бельё, рубашку и ночнушку. Штаны Бильбо решил не доставать, так как те, что были на нём, вполне можно было почистить щёточкой. Взяв с собой весь комплект, он запер за собой комнату, спустился вниз и вышел во внутренний двор, в котором располагалась конюшня и несколько дымящихся домиков.
Бильбо нужно было во второй слева.
Он зашёл и… чуть не выронил было свои вещи. Раин и Нали стоял около входа в баню, почти что обнажённые. И их тела… Во имя всего живого, это было что-то! Тело Раина было всё в шрамах, но они лишь украшали эти мускулистые руки и грудь гнома. Длинные волосы свисали с плеч, из-за чего Раин, несмотря на свой кривоватый нос, походил на дивного зверя, опасного, но прекрасного.
Нали был не таким мускулистым, как Раин, но и он был в великолепной форме. Его каштанового цвета борода и волосы были короче и беспорядочнее, чем у другого гнома, но и это не портило общего вида. Бильбо сглотнул, покраснел и отвернулся. Сам он был далеко не в идеальной форме: не пухлый, довольно стройный, но слабый, да и кожа была, как у младенца. Раньше Бильбо этого не стеснялся, ведь все хоббиты были такими, но сейчас ему было стыдно демонстрировать свои тоненькие ручки кому бы то ни было – особенно этим гномам.
- Бильбо, ты чего? – тревожно спросил наивный Нали.
- Сдаётся мне, он стесняется, – усмехнулся Раин. – Как думаешь, помочь ему раздеться?
Хоббит был категорически против столь откровенной идеи, вот только возразить он не успел. Его тут же сгребли сильные руки, и уже через минуту он стоял совершенно голый, стеснительно прикрывая приданное. Однако Раин лишь скользнул по нему взглядом, фыркнул, снял с себя штаны (Бильбо поспешил зажмуриться) и пошёл внутрь. Нали кивком указал на дверь, явно не понимая причину стеснительности хоббита. Тяжело вздохнув, Бильбо отправился следом за Раином.
В бане было хорошо. Тёплый и влажный воздух расслабил напряжённые мышцы хоббита, и тот понемногу успокоился. Он залез в воду, уже не стесняясь Раина, и позволил воде выкачать из него усталость и грязь. Нали сел рядом, и какое-то время они молчали.
- Кстати, а Торин где? – спросил хоббит, обругав себя, что не заметил отсутствие гнома раньше.
- Он хотел договориться с хозяином по поводу ужина. Скоро придёт.
- Уже пришёл.
Бильбо инстинктивно повернул голову и, не выдержав, окунулся в воду по самую макушку.
Во имя всего сущего, даже наш хоббит, отрицавший однополые отношения, вынужден был признать, что этот гном был прекрасен! Раин даже рядом не стоял! Рыжебородый гном походил на дикого зверя, пусть и прекрасного, но голый Торин… Он походил на вожака волчьей стаи, обуздавшего свою дикость только потому, что так хотел. И телом, и лицом, он вгонял маленького хоббита в краску. Так светить всем налево и направо, нисколько не смущаясь. Да и чего смущаться было? Такой красоты?
Бильбо про себя решил, что не вылезет из воды раньше Торина – уж ему он точно не хотел показывать своё неуклюжее тельце.
Когда Бильбо вынырнул, Торин уже сидел в воде. Волосы по-прежнему были заправлены в хвост, и если бы он их распустил, то они были бы похожи на королевскую гриву… Вашу ж, да он был королём везде и во всём! Если бы Торин, а не Раин, пытался подобрать его под себя, Бильбо не сомневался – он бы не стал сопротивляться.
Вскоре посиделки закончились, и гномы принялись за мытьё. Немного погодя, хоббит присоединился к ним. Он старался поменьше светиться своим мышцами, но гномы не обращали на него ни малейшего внимания. Торин вообще, казалось, упрямо смотрел куда угодно, только не на хоббита.
«Наверное, не хочет видеть это уродство…» – с необъяснимой досадой подумал Бильбо и продолжил намыливать себя. Вместо того, чтобы уйти позже всех, хоббит решил поступить наоборот – побыстрее помыться, одеться и вернуться в комнату. Ему было неприятно думать, что гномы молча обсмеивали его внешний вид.

В комнате было пусто… Хотя, так и должно было быть, ведь его спутники были по-прежнему в бане. Бильбо привык к гордому одиночеству, но, похоже, семь дней в компании гномов давали о себе знать. Но ничего, подумал наш хоббит, это пройдёт… должно было пройти…
Сначала он присел на кровать, чтобы снять с себя штаны, но тут же ясно почувствовал, что спать не хотелось – то ли баня была виновата, то ли образ обнажённого гнома, так и мелькавший перед его глазами... Поэтому Бильбо решил подождать остальных внизу и покурить трубку.
На улице было уже темно. Народу становилось всё меньше и меньше…

Глава 6

А всё-таки хорошо было! Летними вечерами всегда хорошо на свежем воздухе, в Хоббитании или Бри. Теперь, когда на улицах стало поспокойнее, Бильбо решил, что к такому городу вполне можно было привыкнуть. Всё же приятно после хорошей баньки погулять у входа в трактир, покуривая Старый Тоби и слушая, как внутри какая-то компания поёт песни на непонятном ему языке.
Мысли об обнажённом Торине как-то сразу ушли на второй план. Сейчас это было не первостепенной заботой. В этот тихий момент Бильбо чувствовал, как никогда, что завтра ему придётся проститься с гномами. Сегодня они ночуют в одной комнате, а завтра Торин, Раин и Нали поедут в свой таинственный поход. А он, скорее всего, ещё денёк побудет тут, купит Лобелии платок и на следующий день отправится обратно. Можно было бы договориться со здешними хоббитами – он видел нескольких, пока они ехали по улице – которым тоже надо было домой, поехать вместе. Так было бы веселее и безопаснее.
Вопреки ожиданиям Бильбо, поездка вышла не такая уж и плохая, не считая ночи возле Могильников да приставаний Раина, которые теперь вспоминались со смехом. Это, конечно, не знаменитое путешествие Перегрина Тука, о котором постоянно рассказывали старшие, пусть и сжато, но для скромного Бильбо было вполне достаточно.
«Надо сказать ребятам, что в моём доме они всегда желанные гости», – улыбнулся своим мыслям Бильбо, позабыв, что из-за точно таких же слов его предшественника его дом превратился в постоялый двор.
Стряхнув пепел, наш хоббит собирался было возвращаться в комнату, к ужину, но тут он увидел пробегающую мимо кошку. Бильбо застыл на месте. Он никогда не видел кошек, так как хоббиты считали их самыми бесполезными созданиями после сурков и кроликов, главных вредителей огородов. Поэтому в Хоббитании они не плодились. Любопытство взяло верх, и ему захотелось посмотреть на мордочку этого диковинного животного.
«Ничего ведь не случится, если отойду ненадолго».
Он спрятал трубку в карман и последовал за кошкой, которая успела скрыться в одном из переулков.
Оставшись наедине с животиной, Бильбо попробовал её позвать, хотя и не знал, как именно. Та была совершенно равнодушна к странным звукам, издаваемым хоббитом. Подкрадываться к ней и хватать сзади он боялся – вдруг они кусаются? Тогда он решил просто обойти её, но тут кошка резко повернулась в сторону хоббита. Ушли сложила, глаза выпучила и зашипела. Опасаясь, как бы она на него не набросилась, испуганный хоббит отпрянул назад, но потом заметил – животное смотрело вовсе не на него, а на кого-то за его спиной. Когда Бильбо повернулся, чтобы посмотреть, кто это был, ноги примёрзли прямо к месту.
Перед ним стояла фигура в сером, поношенном плаще с капюшоном, под которым то ли было скрыто лицо, то ли – подумал Бильбо – у него вообще не было лица. На вид он не казался опасным, но вот эта пустота под капюшоном, настоящая или нет, пугала гораздо сильнее.
- П-простите? – неуверенно спросил хоббит незнакомца.
Присмотревшись, хоббит с облегчением заметил у него руки. Человеческие, но какие-то костлявые. Подойдя чуть поближе – любопытство боролось с чувством самосохранения – он осмелился посмотреть под капюшон и увидел торчащую челюсть, тоже костлявую. Больше рассмотреть мешало отсутствие достаточного освещения.
- Я могу чем-нибудь вам помочь?
Фигура слегка выпрямилась, как будто собиралась что-то сказать, но вместо этого из-под капюшона послышался такой душераздирающий вой, что собственный крик Бильбо умер на языке. Хоббит побледнел и медленно попятился назад. Он не чувствовал ни рук, ни ног, а сердце бешено колотилось, грозясь пробить грудь насквозь.
Фигура не отставала. Она шла вперёд, прямо на него, не обращая внимания на дикий вопль, издаваемый кошкой. Когда спина хоббита коснулась холодной стены, в нём всё сразу замерло. Страх почему-то исчез, словно согнанная муха, и в душе поселилось полное равнодушие ко всему происходящему. В голове мелькала ясная, ничем не запятнанная мысль – это конец.
Пальцы фигуры дрогнули, руки поднялись, готовые лечь на шею хоббита. Но и их он не боялся, смиренно ожидая того, что должно было случиться. В эту минуту он не думал ни о чём – даже о Лобелии…
- Не смей!
Фигура обернулась, снова закричав. Бильбо перестал её видеть, как и всё вокруг – будто бы мир охватил непроглядный туман – но отчётливо слышал лязганье метала, ещё один ужасный крик, снова чей-то рык, потом шелест плаща и снова крик, только уже отдаляющийся и постепенно стихший. Наступила гнетущая тишина – только в ушах невыносимо звенело.
Кто-то схватил его за плечи, но он даже не шевельнулся. После хорошей встряски, он всё-таки услышал, что кто-то звал его. Зрение возвращалось обратно, и он с немалым удивлением обнаружил перед собой испуганного Торина. Бильбо хотел что-то сказать, но вместо этого из горла послышался лишь жалкий хрип.
Он чуть не умер сейчас. Чуть не стал жертвой того самого конца, о котором он рассказывал Раину. Страх накрыл его новой волной, и хоббитское сердце не выдержало: его владелец свалился без чувств прямо в руки Торина.

- …но почему это случилось?
- Ты меня спрашиваешь? Я тоже этого не ожидал…
- И что теперь? Неужели хоббит действительно…
- А ты видишь другой путь?
- Тихо, он очнулся!
Бильбо проснулся в холодном поту в снятой в трактире комнате, тускло освещённой. Кто-то поднёс к его губам кубок с водой, и Бильбо тут же схватился за него рукой и стал жадно пить.
- Не спеши так, приятель – подавишься.
Но хоббиту было всё равно. Только бы напиться, только бы утопить нечеловеческий страх, который пусть и отступил, но не покинул разум Бильбо. Когда он осушил кубок до дна, то повернулся к сидящим рядом гномам.
- Что это было? – хрипло спросил он. – Что это только что было?
Товарищи были мрачнее ночи, но тем не менее, они смотрели прямо в глаза Бильбо, и, увидев в них сожаление и сочувствие, он поспешил похлопать себя по бокам и рукам, убеждаясь, что всё было на месте.
- Тебе повезло, что Торин пошёл искать тебя… – тихо сказал Раин, затягиваясь трубкой. Увидев, как хоббит жадно посмотрел на неё, он дал затянуться и ему. Табак успокаивал нервы. – Куда же тебя Барлог понёс?
- Я… – Бильбо уже не помнил, зачем вообще пошёл в тот треклятый переулок. Все его мысли были о той зловещей фигуре.
- Ну всё, всё, – успокаивающе похлопал хоббита по плечу Нали. – Всё теперь позади…
- Не обманывай его, Нали, – грозно скала Раин, сложив руки на груди. – Теперь для мистера Тука всё только начинается.
Бильбо испуганно и вопросительно посмотрел то на Раина, то на Торина, который за эти пять минут не сказал ни слова, а лишь внимательно смотрел на него.
- Это был Крик, – сказал рыжебородый гном, знающе погладив свою бородку.
- Крик? – переспросил Бильбо. – Какой Крик?
- Тварь, выжившая после Великой Битвы два века назад. Мы не надеялись повстречать её так скоро…
- Так скоро? – в душе хоббита всё закипело от злости. – То есть, вы знали, что он нападёт?
- Мы слышали, что он и ему подобные скрывались в Мглистых Горах, – спокойно сказал Раин. – Мы думали, что столкнёмся с ними не раньше, чем минуем Амон-Сул, но они раньше нас пришли в Бри…
- Ему подобные? Так есть ещё такие твари?
- Да. Но, похоже, сегодня в Бри прибыла только одна. И после отпора, который дал ему Торин, она вряд ли посмеет напасть на нас в одиночку.
Бильбо вздрогнул. Если Раин хотел его успокоить, то вышло это у него из рук вон плохо. Страх уже не сковывал Бильбо, но заставил решительно дейтсоввать.
- Так, всё, с меня хватит! Я ухожу отсюда!
- Куда? – усмехнулся Раин, глядя, как вскочивший с кровати Бильбо принялся паковать свои вещи.
- Обратно домой. Как я понимаю, этим… созданиям нужны вы, гномы. Я же не имею никакого отношения к этому.
На секунду Бильбо посмотрел исподлобья на гномов, но Раин и Нали виновато покачали головой. Хоббит тут же забыл о сборах. Ему не понравилась обречённость, с которой они смотрели на него.
- Что?
- Теперь это не только наша проблема, но и ваша, господин Тук. Крик видел, что ты прибыл в этот город вместе с нами. Теперь он считает тебя одним из нас, то есть, такой же угрозой.
- Угрозой? Меня?
- То, что он попытался тебя убить, хотя и не подозревал, что Торин окажется рядом, это подтверждает. Можешь, конечно, попробовать найти его, объяснить ему, что ты попал к нам по ошибке и не имеешь ничего общего с нашим походом, да только он не станет тебя слушать. Он должен предотвратить любую угрозу. Другие Крики уже знают о тебе, так что ты теперь не отвертишься…
- Ну уж нет! – окончательно рассердился Бильбо. – Не приписывайте мне ваш поход. Вы идите по своим делам и тяните этих… Криков за собой. Я же пойду в другую сторону, к себе домой!
- Похоже, вы так и не поняли, господин хоббит,– Торин вдруг встал со стула и вплотную подошёл к Бильбо, закрывая от него своими плечами двух других гномов. – Тогда я поясню: у вас теперь только два пути. Либо вы идёте с нами, тремя опытными воинами, которые способны вас защитить, либо можете смело топать к себе домой. Но в таком случае я вам гарантирую – и дня не пройдёт, как вы будете лежать возле дороги, и над вашим трупом будут кружить голодные вороны. Или даже ещё хуже – от вас вообще не останется даже сюртучка.
Это была не угроза – лишь чистая правда. Торин говорил спокойно, словно пытался донести, что рыба, лежащая на солнце всего два часа, вовсе не считается испорченной. Только сейчас решалась судьба не рыбы, а Бильбо. Гном сумел донести до него факты в таких красках, что хоббит почувствовал всю неизбежность сложившейся ситуации. У него было только два пути, но оба означали, что теперь его будут пытаться убить. Он больше не было в безопасности.
Бильбо почувствовал, как дурнота подступает к горлу. Ему срочно хотелось на воздух, вот только он опасался выходить на улицу. Торин будто бы прочитал его мысли и сказал:
- Сегодня ночью они уже не нападут. Я это гарантирую.
Слегка кивнув, Бильбо выбежал за дверь, не захватив с собой даже сюртука.

В детстве, как вы уже знаете, Бильбо заплутал в лесу и чуть не угодил на обед голодным волкам. До сегодняшнего дня хоббиту казалось, что сильнейшего страха в своей жизни он не испытывал и больше никогда не испытает.
Но тогда он отделался лишь испуганным плачем в мамино плечо, а сейчас его по-настоящему мутило. Дышать было сложно, даже когда дул прохладный ветерок. Чтобы не хлопнуться снова в обморок, он сел на лавочку, поставив локти на колени, скрестив пальцы рук и положив на них лоб. Он уставился невидимым взглядом в землю перед собой, словно спрашивал её – почему? Почему это произошло именно с ним? Почему за ним охотилась какая-то нежить? Ведь хоббит даже не знал, за что! Её врагами была кучка гномов-оборванцев, но ведь Бильбо даже не знал о цели их похода! За что тогда он должен был умереть?
- Это нечестно… – как ребёнок, проговорил хоббит.
Руки у него дрожали. Отчаянье, обида, страх – они пожирали его изнутри, и никто не мог ему помочь. Гномы сказали, что смогут его защитить, но захотят ли они этого? Разве есть им дело до какого-то хоббита, которого навязала глупая сестра? Если такое повторится, они ни за что не придут на помощь. Бильбо всё равно умрёт. Он никогда не увидит ни дом, ни Лобелию…
К горлу подкатил комок, в носу защипало, и хоббит звучно чихнул.
- Будь здоров.
Бильбо вздрогнул. Это был всего лишь Торин, но сейчас его хотелось видеть меньше всего на свете.
- Всё в порядке, – проговорил Бильбо бесцветным голосом. – Я пока жив.
- Если тебя хотят убить, это ещё не значит, что нужно ожидать смерти, опустив руки.
Хоббит шмыгнул носом. Он не дёрнулся даже тогда, когда гном сел рядом с ним, не спросив разрешения. И тут его прорвало:
- А что я могу? Я ведь никакой не воин, Торин. У меня нет ни оружия, ни доспехов, да и драться-то никогда не дрался. Я… Я не хочу умирать! Меня не волнует, попадёт ли моя душа в какие-т о чертоги или же вернётся обратно, как твоя! Это уже будет не та жизнь, которой я живу сейчас. Я боюсь… Мне страшно!
Тут уж он весь задрожал. Он едва сдерживался, чтобы не заплакать. В Шире не принято было лить слёзы перед посторонними людьми, если ты был уже не ребёнок. Он и так проявил верх невежества, открыв Торину, что знает о его «прошлой жизни», о которой гном, может быть, и не хотел распространяться. Ниже падать не стоило, даже если находишься на пороге смерти.
- Что ж, может, тебе действительно просто лечь и умереть?
Бильбо замер. Этот гном так спокойно и почти что надменно говорил об этом… Как он и думал: гномам совершенно нет дела до него! Они оставят его умирать…
- Ни одно живое существо не достойно жизни, если оно не в состоянии за неё бороться. Но – тут голос Торина неожиданно смягчился – я не имею права тебя судить, мой дорогой Бильбо. Я знал, что если начну этот поход, у меня будут враги. Я знал о Криках. И я отдавал себе отчёт, что все, кто будет сопровождать меня, подвергались не меньшей опасности, чем я. Но я не хотел ставить под угрозу жизнь других людей, гномов и, тем более, хоббитов. Ты оказался не в том месте и не в то время, и ответственность за это лежит на мне… Я понимаю, что сейчас я ненавистен тебе гораздо сильнее, чем сегодняшняя тварь, и не прошу простить меня. Но прошу запомнить…
Тут Торин встал со скамейки, присел на одно колено перед хоббитом, осторожно положил его ладони на колени и накрыл их собственными.
- Теперь я, Торин, сын Даина, сделаю всё возможное, чтобы мой неосторожный поступок не стоил тебе жизни. Но я не смогу защитить того, кто сам добровольно кладёт голову на плаху. Я прошу от тебя только две вещи: волю к жизни и веру в нас. Остальное предоставь мне. Я клянусь, что сделаю всё от меня зависящее, чтобы ты вернулся к себе домой целым и невредимым.
Было во взгляде и голосе Торина нечто такое, что заставляло хоббита считать, будто бы гном не просил, а приказывал отбросить прочь мысли о смерти. Но именно это придавало сил его обещаниям и веру в них. Торин во все глаза смотрел на Бильбо, который сидел, словно оглушённый. Гном, считавший себя бывшим королём, склонил перед ним колено… И в его огромных, холодных, как сталь, мозолистых руках маленькие и хрупкие ручки хоббита словно обрели защиту, которая прохладным, но приятным ручейком растекалась по всему телу.
Столь искренний жест со стороны гнома… Бильбо не выдержал, уткнулся носом в плечо Торина и заплакал. Он не знал, как сказать Торину, что верил ему. Не знал, как благодарить гнома за своё спасение, о котором он в порыве страха и злобы совершенно забыл. Чувств было так много, что Бильбо сейчас было бы очень больно, если бы Торин его оттолкнул и выругал за недостойное поведение. Но вместо этого гном обнял хоббита в ответ, рассеянно, но аккуратно и почти что нежно.
- Я не хотел этого… – проговорил Бильбо.
- Я знаю… – тихо ответил Торин.
- Я боюсь…
- Знаю…
- Ты правда защитишь меня?
- Обещаю.
Несмотря на холодные руки Торина, Бильбо становилось легче на душе. И у него появилось какое-то странно чувство… Будто бы так и должно было быть. Но он не понимал, почему и что хорошего было в этом. И из-за этого незнания он заплакал ещё сильнее.
- Надо поспать. Утро даст силы и принесёт утешение… Да и мёрзнуть не стоит – ничего хорошего не будет, если ты ещё и простудишься.
- Торин…
- Да?
Но Бильбо нечего было сказать. Ему просто хотелось произнести это имя, будто бы оно помогло ответить на все вопросы. Но ничего подобного не случилось, хотя, вынужден был признаться хоббит, это имя грело ему душу.
Теперь он точно был уверен, что Торин его не бросит…

Глава 7

Когда Бильбо распахнул глаза – как по команде – на улице было ещё темно, хотя небо уже пронизывало предрассветное зарево. Хоббит не привык вставать так рано, но заснуть обратно он уже не мог. Его разум сразу показал ему всю картину его незавидного положения, и сон как рукой сняло.
Однако Бильбо с удивлением отметил, что страх заметно поубавился. Нет, ему по-прежнему не улыбалось стать жертвой неизвестно чего и неизвестно, за что, однако его сердце приняло случившееся и больше не стремилось спрятаться или отдать себя на растерзание судьбы. Он хотел жить, но в этот раз желание подкармливалось не тупым страхом, а стремлением сделать хоть что-то, чтобы выполнить его.
Он оглянулся и увидел, что гномы мирно посапывали в своих кроватях. Даже не выставили караул – наверное, были уверены, что та тварь действительно не нападёт. По крайней мере, сегодня.
Он взглянул на спящего Торина и улыбнулся. Возможно, если бы не Торин, он бы умер от одного лишь страха. Хоббит не держал на него зла за то, что он пугал его вариантами смертельного исхода – ведь после этого гном сказал, что сделает всё возможное, чтобы защитить его. И хотя по большей части именно из-за него Бильбо стал целью неизвестных ему сил, он был преисполнен благодарностью за его клятву. К тому же, именно Торин спас его от той твари!
А что сделал Бильбо?
Улыбка тут же сползла с лица хоббита, и его настигло чувство угрызения совести. Прав был Торин! Не мог же Бильбо преспокойно сидеть на месте и попивать эль, пока трое других гномов отбивались, прикрывая его собой? К тому же, Раин и Нали, хоть и сказали, что теперь они вчетвером были на одной тропе, но вовсе не обещали сложить голову ради него. Хоббит тоже должен был что-то уметь! Ему тоже нужно было взяться за оружие: не за деревянные мечи, которыми порой, втайне от родителей, они с мальчишками играли в «охоту на дракона», а за настоящее…
Приметив рядом с кроватью Торина боевой топор, Бильбо решительно встал и на всё ещё ватных после тревожной ночи ногах подошёл к нему и взял в руки.
Тяжёлый. Когда Бильбо принимал оружие, которое вместе с одеждой ему смело и нагло подавали гости Бэг-Энда, оно казалось гораздо легче. Но тогда он принимал опасные вещи, которых и касаться-то руками не хотелось. А тут он словно готовился использовать этот топор по его прямому назначению. Но дело было не только в моменте и ситуации: оружие Торина само по себе было тяжёлым. Как он только его носил с собой постоянно? Но тут в голову полезли совсем не к месту воспоминания о бане и мускулистом теле Торина, и покрасневший Бильбо поспешил вернуться к топору.
Нет, что ни говори, а ему нужно было оружие. С секирой он управиться не мог – его тяжесть и форма режущей части пугали Бильбо – поэтому нужно было заглянуть в оружейную лавку. Деньги у него были, так что он мог позволить себе приличный меч…
Стараясь не разбудить гномов, Бильбо наскоро надел на себя запасной комплект – кроме штанов, почищенных щёточкой, да сюртука – и выскользнул в коридор. Он догадывался, что гномы захотят двинуться в путь сразу после пробуждения, так что стоило проделать всё, пока они спали, чтобы позже не задерживаться.

Когда его нога коснулась последней ступеньки, ведущей на первый этаж, Бильбо почувствовал нестерпимый голод. Из-за случившегося он пропустил ужин, а потом лёг, напрочь забыв о еде. Так что он первым делом перекусил в трактире, выслушав краткую историю хозяина о том, что этот трактир посещал сам король Эллесар – кем бы он ни был – и, сказав «спасибо», поспешил на улицу.
Снова было людно, но сегодня большая толпа верзил успокаивала Бильбо. В такой толпе серая фигура ни за что не посмела бы приблизиться к нему, тем более напасть.
Расспросив одного встречного хоббита, он вышел к кузнице. За лавкой стоял пожилой мужчина с крепкими мышцами. Увидев полурослика, он усмехнулся себе в усы и с искренним любопытством поинтересовался, что привело такого малыша в «обитель стали». Бильбо понимал, что его происхождение да и внешний вид в целом не производили должного впечатления, поэтому он робко спросил хозяина, есть ли что-то, подходящее для него.
- Это зависит от того, для чего вам нужно оружие: защищаться от разбойников или для чего-то посерьёзнее?
Поразмыслив, Бильбо уклончиво сказал, что ему нужен такой меч, чтобы он мог противостоять другим мечам (он готов был поклясться, что когда Торин пришёл спасти его, его топор встретился с оружием той твари). Усмехнувшись ещё раз, хозяин быстро нырнул под лавку и достал небольшой клинок. Бильбо посмотрел на предоставленное оружие, как на невиданное ранее диво. Правда, он действительно никогда не видел никакого оружия, кроме топоров и совсем маленьких ножей. Мечи казались не такими опасными, как топоры, да и более притягательными по своей форме. Решив, что выглядит клинок неплохо, Бильбо обратился к хозяину:
- Сколько?
Мужчина назвал цену, показавшуюся для хоббита вполне приемлемой. Он уже потянулся за кошельком, но тут за спиной раздался знакомый голос:
- Подожди-ка…
И тут по его затылку прошёлся лёгкий удар, которым его обычно одаривал отец за непослушание. Потирая ушибленное место, он сердито посмотрел на Торина, вставшего рядом и хмуро рассматривающего клинок.
- За что?
- Потом скажу, за что.
Гному как будто стало совершенно не до хоббита. Он постучал по лезвию товара пальцем, и Бильбо с удивлением заметил, как помрачнел продавец.
Торин взял в руки меч, покрутил его пару секунд и положил обратно с таким лицом, будто бы ему всунули клубок с дождевыми червями.
- Как я и думал – хлам.
Бильбо испуганно переводил взгляд с гнома на покрасневшего от злости хозяина и обратно. Косясь в сторону мужчины, хоббит шёпотом обратился к товарищу:
- По мне, выглядит ничего.
- По тебе любая красивая безделушка будет выглядеть ничего. Да, глаз у тебя вовсе не гномий, но ты только возьми его в руки. Тяжесть не та, а лезвие сломается от одного только взмаха. Ты им скорее свою голову отрубишь, чем чужую. Уважаемый – обратился Торин к едва сдерживающемуся хозяину – покажите нам такое оружие, с которым можно было бы идти на войну.
- В-войну? – испуганно пролепетал хоббит.
- Нельзя жалеть денег на хороший меч. До войны, скорее всего, дело не дойдёт, но доверить свою жизнь кузничной отрыжке я тебе не позволю.
Его слова явно задевали – если не выводили из себя – хозяина лавки, но Торин даже ухом не повёл. Бильбо знал, что гномы были непревзойдёнными мастерами, да к тому же Торин был сыном кузнеца, но хоббит сильно сомневался, что стоило испытывать терпение хозяина.
- Быть может, уважаемый гном сам посмотрит, какие тут мечи? – сквозь зубы проговорил хозяин.
- Пожалуй, так и сделаю, – согласился Торин, не замечая тона сарказма в голосе мужчины, и пошёл осматривать лавку.
Но ему то не нравилось, это не нравилось… То, что Торин был бывшим королём, подтверждала его придирчивость и невообразимое упрямство. Бильбо сиротливо отошёл в сторону – будто бы гном уже старался не для него, а для себя – и стал осматривать стенды и футляры возле себя. Но ему попадались всё большие мечи, которые были хоббиту по шею и все выглядели не лучше, чем предложенный продавцом клинок. Если Торину ничего тут не понравится, то им придётся ходить по всем лавкам и, в результате, они купят то, что гном назовёт «приемлемым». Хотя Бильбо любил ходить по лавкам, но только если это были продуктовые лавки – других он старался избегать.
Торин уже начинал ругаться с хозяином, а хоббит дошёл до груды лежащих мечей в ножнах, ему на глаза попалась симпатичная белая рукоять со спиралевидным чёрным узором. Он потянулся за ней и извлёк из груды маленький клинок в очень старых и пыльных ножнах. Он плавно извлёк клинок и затаил дыхание. Само лезвие оказалось чистым и слегка округляющимся после основания. Он был без узоров, но ни единой вмятины, ни единой царапины на нём не было. Рукоять хорошо лежал в руке, и Бильбо захотелось, так сказать, испробовать его, как советовал Торин. Он представил снова ту тварь и пустил в ход сталь, отбегая в сторону, будто уклоняясь, и ловко поворачивая кистью и взмахивая клинком. Он так увлёкся этим, что едва не задел подошедшего к нему Торина, но вовремя успел остановить лезвие. Гном выглядел очень и очень удивлённым, но явно не угрозой оказаться на пути клинка.
- Что? – спросил растерявшийся Бильбо. Ему стало неловко, что он прыгал тут, как ребёнок, на глазах у Торина и готов был услышать упрёки с его стороны, но вместо этого гном смотрел на хоббита, словно что-то анализируя, и сказал, сощурив глаза:
- Ты же вроде говорил, что не умеешь драться.
- Ну… да, – смущённо проговорил Бильбо. – Мы в детстве играли с деревянными мечами, и я, вроде бы, всегда побеждал… но всерьёз я никогда не учился и настоящий меч не держал и не видел.
- Да, твоя рука выглядит так, будто бы клинок для тебя тяжёл. Но у тебя великолепная реакция и умелые движения. Я думал поучить тебя, но с первого взгляда кажется, что учить тебя совершенно нечему – всё, что нужно, ты знаешь.
Бильбо почувствовал, как краска заливает лицо. С одной стороны, услышать одобрительные восклицания соседних мальчишек, с другой – чуть ли не комплимент со стороны опытного воина. Да ещё его похвалил сам Торин! И хотя Бильбо не понимал, почему, но этот факт имел для него огромное значение.
- А ну-ка дай мне посмотреть на этот клинок.
Бильбо протянул находку гному, невольно съёжившись. Ему понравился этот клинок, и если Торин скажет, что и этот не подходит, Бильбо всё равно его купит! Но тот смотрел на оружие с неохотным восхищением и удивлением, что поселило внутри хоббита надежду.
- Эльфийская работа. Хотя это всего лишь клинок, не ожидал увидеть подобную вещь в наши дни, да ещё здесь. Хозяин, где вы его достали?
Бильбо посмотрел на мужчину и по его растерявшемуся взгляду сразу понял: тот даже не догадывался о существовании клинка! Вероятно, груда мечей, которые ему привёз курьер, изначально показалась ему подержанным материалом, и он даже всматриваться не стал в отдельные мечи, тем более что клинок хранился в старых ножнах.
Не дождавшись ответа, Торин к радости Бильбо заявил, что они берут этот клинок. Хозяин, на глаз оценив превосходное качество найденного товара, назвал цену, раз в пять превышающую ту, что была названа за первый клинок. Для расчётливого Бильбо это выглядело как обдираловка, но Торин не стал спорить и с готовностью готов был выложить деньги. Хоббит аж задохнулся от такой беспечности.
- Нет, так дело не пойдёт!
И тут же начал торговаться. Он всегда делал это умело, и сейчас за каких-то пару минут сошёлся на цене, которая показалась ему подходящей. Когда он получил своё – теперь своё – оружие, они с Торином покинули лавку.
- Чего это ты сразу расщедрился? – заворчал Бильбо, рассматривая приобретённый товар.
Торин пожал плечами.
- За хороший меч деньги не жалко – я тебе говорил. Впрочем, ты поступил мудро, что сбавил цену, так как деньги нам ещё пригодятся. Но вот меня что-то не тянуло торговаться.
Бильбо фыркнул.
- Да вы щедрый гном, господин Торин! Не поймите меня неправильно, но мне почему-то казалось, что вы, гномы, народ ещё более экономный, чем мы, хоббиты.
Он ожидал ответную усмешку, но Торин как-то нахмурился, уставившись на дорогу перед собой. Бильбо сразу стало не по себе. Он снова что-то не так сказал?
- Жадность приносит только горе… – проговорил гном, словно обращаясь к самому себе. Хоббит почувствовал, что задел какую-то неприятную тему – прямо как с братом Торина – и направил разговор в другое русло.
- А всё-таки скажи: за что ты меня ударил-то?
Торин словно ожил и, остановившись, так сердито посмотрел на хоббита, что тот захотел отойти подальше – вдруг ему сейчас снова отвесят?
- А ты думай, прежде чем уходить одному, да ещё не предупредив никого. Раин и Нали сейчас, наверное, весь город обежали! Не будь таким беспечным, глупый полурослик!
«А ведь совсем недавно хвалил» – подумал Бильбо, но вслух мысль не озвучил.
- Да не стал бы никто на меня нападать при свете дня!
- А ты решил проверить?
Бильбо надулся и отвернулся от Торина, ковыряя большим пальцем ноги в земле. Он уже не так сильно опасался Криков, а с приобретением меча смелости в нём ещё больше прибавилось, поэтому ему не хотелось, чтобы Торин отчитывал его тут, прямо на глазах прохожих. Но гном не стал дальше тиранить его и кивнул в сторону трактира, решив проверить, не вернулись ли туда другие гномы. Бильбо кивнул и нехотя поплёлся за Торином.
- Знаешь… – как-то неуверенно начал гном. – Я действительно рад, что ты больше не боишься. Но впредь будь осторожнее, ладно? Если хочешь, чтобы я тебя защищал, постарайся держаться рядом.
Слова прозвучали тепло и заботливо. Бильбо прикрыл рот ладонью, скрывая непрошенную глупую улыбку. Нет, Торин точно не даст его в обиду. И это радовало, но уже не потому, что он был уверен за свою безопасность, а потому, что знал, что был небезразличен гному. Было приятно, как ни крути…

К счастью, Раин и Нали были в комнате и тут же набросились на полурослика с расспросами и сердитыми ворчаниями. Бильбо извинился перед ними, а Торин показал им покупку. В миг успокоившись, гномы оценили клинок по достоинству, хотя и проворчали, что гномье оружие всё-таки лучше. Но лично Бильбо был доволен клинком, и уже кое-как пристроил его на поясе. Действительно, было немного тяжеловато, но скорее по непривычке. У Бильбо ещё будет время приноровиться к нему.
Утро, по сути, только началось, и гномы объявили, что им пора в путь. Хоббиту по понятным причинам очень не хотелось ехать, но выбора не было, и он, как уже говорилось ранее, принял это. Они собрали вещи и спустились вниз, и Бильбо с удовольствием поел во второй раз. За завтраком подкрадывались мысли, по своей важности уступавшие лишь проблеме, касающихся Криков: а хватит им еды? Нали уже успел позаботиться о провизии, но хоббит всё равно беспокоился. Он совершенно не знал, что происходило за пределами Шира и долго ли им придётся хаживать по пустынным землям.
Но одно радовало покидавшего Бри и всё дальше отдалявшегося от дома Бильбо: что бы ни ждало его впереди, он был не один.

@темы: бильбо, the hobbit, slash, хоббит, фанфики, торин, слэш, моё тварьчество

URL
   

Pinku no Abyssu

главная