22:59 

Новая головная боль

Akanami Founix
Will you revive from the chaos in my mind?! (c)
Ещё ни один фанфик не занимал у меня столько места в голове, как этот... Я уже давно обосновалась на фикбуке, но именно этот решила выложить здесь...

Название: Как будто это случилось вчера, или Последнее Кольцо.
Автор: Founix
Фэндом: Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец», Властелин Колец, Хоббит (кроссовер)
Персонажи: Торин/Бильбо и многие другие
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), Психология, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие, ОМП, ОЖП
Размер: Макси
Статус: в процессе написания
Саммари: "Что происходит, когда мы умираем? В моём случае, мы это выясним" (с)
Гномы верят, что после смерти отправятся в Чертоги Мандоса. Что до хоббитов... Разве им интересно так глобально размышлять о жизни после смерти?Но как бы то ни было... Что, если судьба по своим причинам приготовила для Торина и Бильбо новое испытание?Что, если она решила, что их время ещё не пришло?Что они ещё могут сыграть какую-то роль?И смогут ли они в этот раз быть вместе?

Пролог

Вдруг Бильбо Бэггинс кое-что вспомнил, открыл глаза и принялся рассеянно нащупывать свои карманы. Старые пальцы уже не слушались, а руки дрожали. Ладони скользили по сюртуку, но не могли нащупать то, что искали.
- Где же он? – проворчал Бильбо севшим голосом. – Где он?
- Кто – он, дядюшка?
Фродо, верный Фродо, оказался рядом, бережно взяв старческую руку в свои собственные.
- Подарок… Подарок на день рождения.
Племянник с какой-то странной грустью посмотрел на своего дядю и тихо сказал.
- Я потерял его, дядюшка… Твоё кольцо давно потерялось.
Бильбо прекратил хлопать себя по карман и удивлённо сощурился.
- Мой милый Фродо, какое кольцо?
Фродо ответил ему не менее удивлённым взглядом. Отмахнувшись, Бильбо продолжил поиски. Если бы не окаменевшая спина и непослушные ноги, он бы встал и осмотрелся вокруг себя: вдруг он мог куда-нибудь закатиться?
- Что же ты ищешь тогда?
- Кулон. Кулон с Аркенстоуном.
Фродо отрешённо, но всё равно с некоторым интересом продолжал смотреть на дядю. Конечно, он не мог знать, что это такое. Бильбо никому не рассказывал об этом кулоне. Все эти годы он хранил его в тайне ото всех, как частичку своей души. Он лежал в укромном местечке несколько десятков лет, но поскольку он старался смотреть на него как можно реже – его вид причинял Бильбо неизмеримую боль – со временем сам факт его существования попросту вылетел из головы стареющего хоббита.
И только теперь он вспомнил о нём… какая досада…
Подарок на день рождения Торину, до которого гном не дожил всего двух дней…
- Наверное, он остался дома, – всё так же тихо сказал Фродо, и Бильбо остановился. Кусая губы, он неопределённо кивнул.
- Да, да… Наверное, там и остался…
Бильбо с досадой посмотрел на спокойную гладь озёрной воды, границы которой сливались с уже окрасившимся в оранжевые цвета небом. Тот самый момент, когда природа Валинора замирает, словно в ожидании… Даже ветер и тот смолк…
- Я просто… – попытался улыбнуться Бильбо, как будто оправдываясь. – Я подумал, что мог бы преподнести это ему… А так… стыдно будет встретиться с ним с пустыми руками.
Фродо, ничего не сказав, нежно погладил Бильбо по плечу. Да и что он мог сказать, если он ничего не понимал? Он не знал, какие недолгие отношения связывали старого хоббита и гнома, не знал, что именно хотел подарить ему Бильбо… И тем не менее, он поддерживал его, немощного старика… до самого конца…
Нависшая тишина подействовала на Бильбо усыпляюще. Лениво зевнув, он сжал губки и сказал:
- Пожалуй, я сегодня не пойду ужинать. Лучше вздремну немного… Совсем чуть-чуть… Пару-тройку часиков, не больше…
- Конечно, дядюшка.
- Ты такой славный, мой дорогой Фродо.
Ласково потрепав молодого хоббита по щеке, Бильбо, наконец, позволил свои глазам отдохнуть.
- Я извинюсь перед ним… – пробормотал Бильбо. – Обязательно извинюсь… извинюсь…

Солнце уже скрылось за горизонтом, но по-прежнему было светло. Яркие краски спали с неба, и природа, пусть и уснувшая, продолжала дышать. Фродо невольно почувствовал, что хочет покурить, но желание быстро отпало, и земные заботы вновь оставили его. Наконец, поднявшись, он поплотнее укутал дядюшку и пошёл предупредить Гэндальфа, что Бильбо не придёт на ужин.
И на завтрак.
И на обед…
И что теперь его тарелка всегда будет пуста, как высохший колодец в пустыне.

Глава 1

Бильбо Тук не находил ничего хорошего в том, чтобы жить в Бэг-Энде.
Десять лет назад, после рьяной петиции, которая собрала не одну сотню подписей, знаменитый Бэг-Энд перестал быть музеем – многие из ныне живущих хоббитов даже не знали, музеем чего он являлся – и снова превратился в усадьбу хоббичьей мечты. Семейство Туков не могло не воспользоваться этим. Хотя их собственные норы тоже были вполне презентабельные – как-никак, уважаемое семейство предполагало соответствующие условия – Хэмфаст и Изабелла Тук позаботились о том, чтобы их сын, Бильбо, смог устроиться с комфортом, надеясь, что рано или поздно эту огромную усадьбу заполнит куча маленьких детишек.
Однако Бильбо не спешил обзаводиться семьёй. Его вполне устраивала жизнь убеждённого холостяка. Зачем ему жена, когда рядом была такая весёлая и непоседливая сестра, как Лобелия?
- Ох, милый мой Бильбо, тебе пора бы присмотреть хозяйку для своего дома. В некоторых местах накопилось столько паутины, что после приборки пришлось выбрасывать веник.
Девушка встряхнула своими рыжими кудрявыми локонами – подарком отца – и озорливо повисла у брата на шее.
- Моя норка вполне пристойная, дорогая Лобелия, – проворчал Бильбо, тем не менее, не предпринимая попыток освободиться. – Нисколько не хуже вашей с Сэмуайзом.
- Ты намекаешь на то, что я плохо слежу за нашим домом? – беззлобно расхохоталась Лобелия, приподнимаясь на носках, и Бильбо невольно улыбнулся в ответ, обнимая её за талию.
- Конечно нет, – он положил ладонь сестре на живот. – Твоему ребёнку повезло с такой чистоплотной и весёлой мамой.
Лобелия от радости подпрыгнула и чмокнула брата в щёчку. Лисица, просто лисица, подумал Бильбо! Неудивительно, что за нею когда-то полдеревни ухлёстывало. И, к счастью, из всех её ухажёров Сэмуайз Брэндибэкк оказался самой подходящей партией для неё. Лобелия была далеко не глупа, но мудрость Сэма оберегала её от всех неприятностей.
А неприятности, к сожалению, были, и немало.
Как уже говорилось раньше, ничего хорошего в том, чтобы жить в Бэг-Энде, не было. Это место стало знаменитым не только в Хоббитании, но и за её пределами.
Сюда тянуло проходящих мимо гномов, особенно с Синих Гор. Чуть ли не каждую неделю, а то и чаще, их дом превращался в постоялый двор. Первое время воспитанный хоббит позволял гостям ночевать бесплатно – хотя далеко не всегда ему нравилась компания чужаков – но вскоре их чрезмерный аппетит, которым позавидовали бы даже тролли, стал больно бить по кошельку и запасам. Поэтому Бильбо поставил такое условие: либо пусть гости ищут приюта По Ту Сторону Реки, либо раскошеливаются.
Он бы вообще сюда никого не пускал, если бы не сестра. Пока они жили здесь вместе, она была рада каждому приходящему гному. Начитавшаяся Алой Книги, она смотрела на путешественников чуть ли не с восхищением…
Да что греха таить? Именно благодаря сестре Бильбо узнал, насколько эти гномы бывают похотливы. Лобелия была красавицей и до замужества беззастенчиво пользовалась этим, готовая целовать чуть ли не каждого гнома. К счастью, старший брат всегда рядом и защищал девушку от гостей и самой себя.
Теперь же, когда Лобелия вышла замуж и переселилась в другую норку, Бильбо стало за неё спокойнее. Хотя гномы по-прежнему интересовали её, пусть уже лишь чисто ради любопытства. Мистер Тук продолжал давать им пищу и ночлег, смирившись, что даже без сестры это место никто не оставит в покое.
А всё из-за одного хоббита, которому вздумалось взболтнуть, что его двери всегда открыты его друзьям-гномам.
Давным-давно покойный Бильбо Бэггинс не давал нашему хоббиту покоя! Он не был назван именно в его честь – просто иногда разнообразие имён среди хоббитов оставляло желать лучшего – и тем не менее, все гномы хвалил его имя, связывая его со славой дальнего предка по. Да ещё соседи подшучивали, болтая о том, что, мол, старый хозяин Бэг-Энда вернулся. Среди ныне живущих не было никого, кто бы помнил старика Бильбо, и от этого становилось ещё обиднее - хоббиты болтали о том, чего не знали. Прямо наказание какое-то!
Тем временем, Лобелия оставила его несчастную шею в покое и пошла на кухню.
- Я займусь обедом, а ты, Бильбо, загляни-ка в погреб. Там под накидкой спрятан стенд, и пылищи там набралось больше, чем… я даже не знаю, с чем это сравнить!
Бильбо поморщился. Тот стенд был измазан разной грязью, вроде застывшего варенья, и в некоторых местах даже пророс мох. Обычно чистоплотный, он брезгал касаться этого куска древесины, который старый хозяин, вместо того, чтобы прибрать его, попросту прикрыл огромным покрывалом.
«Владельцы музея должны были давно снести её… видимо, даже им не хотелось касаться этого кошмара».
Но у Лобелии сегодня было особенно игривое настроение, а в такие минуты её было не переубедить… Так что он, простонав, набрал ведро воды, захватил две тряпки и спустился в погреб.

Внимательно рассмотрев представившийся ему кошмар, у него возникло желание поменять ведро на топор. Эта рухлядь не подлежала ни чистке, ни ремонту. На ней стояло много треснувших банок, которые уже буквально приросли к стене. Бильбо чуть дурно не стало!
Надев перчатки, он стал отрывать приклеившиеся банки и складывать их в ящик. Закончив с нижней полкой, он на цыпочках потянулся к верхней. Там стояла ещё одна банка, завёрнутая в белую тряпицу, к удивлению хоббита не потускневшую за прошедшее столетие. Он ожидал, что она тоже намертво приклеилась к стене, и потому с силой дёрнул её на себя. Банка выскользнула из рук и разбилась, едва не задев осколками Бильбо.
- Во имя Перегрина Храброго! – помянул Бильбо предка, благодаря которому семейство Туков всё ещё пользовалось уважением среди хоббитов. Он уже собирался вскарабкаться наверх за метлой, но тут при тусклом свете горящей свечи заметил, что в полумраке что-то блеснуло.
Помимо стекла, повсюду валялся песок, явно высыпавшийся из банки. И среди всей этой мазни Бильбо увидел небольшой кулон, отделанный золотом и с камнем в центре, переливающимся всеми цветами радуги. Бильбо аккуратно поднял его, но при таком освещении разглядеть его получше не было возможности. Он положил находку в карман, прихватил белую ткань – которая на ощупь оказалась вовсе не тканью, а чем-то другим, лёгким и приятным на ощупь – поднялся наверх.

- Какая красота! – выдохнула Лобелия, рассматривая кулон.
- Наверное, это одно из тех сокровищ, с которыми Бильбо Бэггинс вернулся из своего знаменитого похода, – мистер Тук не читал Алую Книгу, но с некоторыми преданиями, касавшимися хоббитов, был знаком благодаря дедушкиным сказкам. – Похоже, что старик запрятал его на чёрный день, да и попросту забыл.
- Нет, тут что-то другое. Мне кажется, это подарок возлюбенной.
- Возлюбленной? – усмехнулся Бильбо. – У него в жизни не было жены!
- Но моя интуиция говорит, что эта вещь принадлежала возлюбленной! – упрямо надула губки Лобелия. Бильбо лишь пожал плечами: возлюбленной или нет, теперь это не имело значения. Он бы с радостью отдал этот кулон сестре, но в Хоббитании не принято было расхаживать с золотыми украшениями. Без дела такая штука тоже не должна была валяться. Тогда он решил продать её музею – заодно и деньги выручит для скорого дня рождения Лобелии.
- Я сейчас приберусь внизу, потом поем и отправлюсь туда, – подумал вслух Бильбо. Лобелия насупилась, явно не одобряя такое решение по каким-то личным причинам. Но её интуиция была совершенно равнодушна к судьбе кулона, и потому девушка ничего не сказала.

Музей находился За Холмом, а дотуда путь был неблизкий. Да ещё Бильбо вспомнил, что с утра ни разу не покурил – при сестре в положении не хотелось. Так что он присел на ближайшую лавочку, достал трубочку и, поздоровавшись с проходящей мимо знакомой семейной парой, тут же начал пускать дымные колечки в небо.
Он снова достал кулон и принялся тщательно его рассматривать. По краям были вырезаны дивные узоры – тонкая работа. Подобные он замечал на оружии и одеяниях гномов-путешественников, что подтверждало догадку о том, что драгоценность была одним из тех легендарных гномих сокровищ. А камень… Он был такой дивной красоты и так великолепно переливался на солнце, что Бильбо уже сомневался, что кулон был спрятан для крайнего случая. Не уж-то и прямо он принадлежал возлюбленной? Всё-таки кто знает, какие знакомства были Бильбо Бэггинса в походе.
Бильбо встряхнул трубку, положил кулон обратно в карман и посмотрел вверх, на чистое небо, в котором уже отражались лучи заходящего солнца.
Может, Лобелия была права? Может, пора бы ему задуматься о женитьбе? Через два дня сестре исполнялось тридцать шесть лет, а она уже замужем и давно перестала зависеть от одного только брата… Ему же недавно стукнуло пятьдесят. Пора бы присмотреться к здешним барышням… или нет? Всё-таки Бильбо был не готов стать зависимым от кого-то. Он был свободен и жил так, как ему хотелось. Если же он найдёт себе жену, его жизнь станет скованнее из-за груза ответственности, да ещё жена могла попасться с нравом. У него не было свободного духа сестры, который она сохранила даже после замужества. Поэтому он не хотел рисковать. Уж лучше он останется без партии, чем добровольно свяжет себя невидимыми верёвками…
- Прошу прощения, многоуважаемый хоббит.
Бильбо оторвался от созерцания неба и, вернувшись на землю, едва сдержал себя от того, чтобы не застонать. Перед ним стоял гном среднего возраста, в рванной накидке и топором за поясом. Его взгляд тревожно блуждал по хоббиту, словно отвлёк его от чего-то важного.
- Чем могу помочь? – спросил Бильбо, хотя с первой же секунды понял, что его сегодня ожидало.
- Вы не подскажете, где здесь находится усадьба Бэг-Энд? Мне очень надо.
Да, Бильбо сразу понял, что до музея ему сегодня дойти не суждено.

- Как же здорово, что я вас встретил, мистер…
- Тук. Бильбо Тук, к вашим услугам.
- Бильбо? Вам дали очень хорошее имя, господин Тук.
Бильбо вежливо улыбнулся, а про себя несколько раз успел обругать вдоль и поперёк знаменитого мэра-долгосрочника Сэмуайза Гемджи, который ввёл поправки в закон короля Элессара, позволив гномам ступать на землю Хоббитании. Гости из гор давно перестали сердить хоббита, но не раздражать. Уже который раз их визит мешал его планам.
Но ему хотелось порадовать Лобелию: она уж давно не видела гномов, что даже заскучала.
Гном, представившийся как Нали, сын Даина, напротив был весел и дружелюбен и, казалось бы, не замечал плохого настроения у хоббита. Он рассказывал о том, что пришёл с Синих Гор (Бильбо уже не раз спрашивал себя, какая нечистая сила сотворила Хоббитанию рядом с этим местом), что проделал долгий путь, ну и всё в этом духе.
Вот такими темпами они и добрались до Бэг-Энда. Как и ожидалось: стоило Лобелии увидеть гостя, как она раскраснелась (хорошо что Сэмуайз этого не видел) и, сдерживая свой пыл, вежливо поклонилась и пригласила Нали в дом. Тот низко поклонился девушке и прошёл внутрь.
- Ах, да, чуть не забыл, – вспомнил Нали о существовании Бильбо. – К нам должны явиться ещё двое уважаемых гномов, так что стол накрывайте на пятерых.
И снова внимание гостя было уделено Лобелии. Бильбо остался в коридоре, сердито швырнув поданный гномом плащ поверх сундука.
Когда же? Когда же это кончится?

Лобелия с интересом беседовала с Нали, пока Бильбо накрывал на стол. Трое гномов не были для него проблемой – бывало, и по восемь приходило – просто его постоянно раздражало их присутствие.
Лобелия, милая Лобелия! Если бы не ты, то бедный хоббит давно перестал бы принимать этих вечно сопящих и фыркающих путешественников. Скажи же, чего ты добиваешься? Неужели тебе так не дают покоя лавры старины Бильбо Бэггинса? Неужели ты всё ещё надеешься, что один из этих гномов пригласит тебя в поход? Даже выйдя замуж и ожидая ребёнка, ты не изменила своим интересам. Любопытство играло с тобой злую шутку, как и с твоим братом, чьих родителей угораздило назвать своего сына этим дурацким именем!
Сэмуайз возвращался из похода уже послезавтра, и Бильбо мечтал о том, чтобы Лобелия вернулась в свой новый дом, а он тогда мог бы закрыть Бэг-Энд для посторонних. Но он не мог. Его нежная и добрая сестра была единственным изъяном в его непробиваемом сердце, в котором не нашлось место для любой другой девушки. Она стала взрослее и мудрее, и он доверял ей. А раз так, то стоило лишать её последних минут удовольствия? Ведь совсем скоро материнство займёт главное место в её жизни, и там уже не будет места даже для Бильбо. Он не расстраивался, нет. Он просто дарил ей последние радости ускользающей свободы…
Тут в дверь позвонили. Оставив в покое тарелки с едой, Бильбо пошёл открывать. Это скоро прекратится. Лобелии перестанут быть интересны гномы, и он скроет от них свой уютный дом. Раз и навсегда!
Кивнув самому себе, он рывком открыл дверь и… застыл на месте.
Стоявший перед ним гном был высок и широк в плечах, как уже бывалый воин. Тёмные волосы с пробивающейся сединой были забраны в хвост, а усики были связаны в две маленькие косички. Борода была очень коротка, но впечатления это не портило. Тёмные, бездонные глаза смотрели на хоббита изучающе. Тонкие губы расплылись в лёгкой усмешке, и гном, даже не поклонившись, представился.
- Торин, сын Даина. К вашим услугам.


Глава 2

Таких гномов Бильбо ещё не доводилось видеть. Огромная сила, скованная и сокрытая ледяным спокойствием. Он напомнил Бильбо волка – зверя, способного противостоять ветрам и морозам безжалостной зимы. А если посмотреть в глаза… В них таилась мудрость и необузданность древних гор, повидавших и выдержавших всё на свете…
Или Бильбо так просто казалось?
Одежда на гноме была далеко не презентабельная – как у какого-то отшельника. Но впервые для Бильбо она имела последнее значение.
Казалось, под старыми лохмотьями скрывался король…
Вдруг Торина стали толкать сзади и сердито ворчать, мол, чтобы его пропустили. Это был ещё один гном, высокий и сильный, но, в отличие от первого, внушавший лишь страх, но не трепетного восхищения. Бильбо видел таких: бывалый воин в полном расцвете сил.
- Раин, сын Бомли, к вашим услугам.
Бильбо удивлялся, что такой гном, как Торин, позволил кому-то столь бесцеремонно толкать себя в спину, но, видимо, эти двое были хорошими друзьями. Как только дверь за ними захлопнулась, гости моментально забыли о хозяине и стали обсуждать его дом, мол, какой он славный, пусть и маленький. Обычно хоббиту не нравилось, когда его обделяли вниманием – даже если это были гномы – в его же норке, но в этот раз оно сыграло ему на руку, так как он смог избавиться от нахлынувшего наваждения и вернуться на землю. Пока Торин и Раин разговаривали друг с другом, у Бильбо было время собраться с мыслями. С чего это его зацепил этот странный гном? Уже сейчас Бильбо смотрел на него с таким же равнодушием и лёгким раздражением, как и на прочих гномов. А до этого что тогда было?
Впрочем, Бильбо не единственный, кто попал под таинственные чары сына Даина. Вышедшая в холл Лобелия внезапно присмирела, покраснела и вежливо, прямо-таки по-светски, сделала такой реверанс, который не мог добиться никто до Торина. Гном же мягко, почти невесомо, улыбнулся девушке и, приложив руку к сердцу, поклонился ей, будто бы стоял перед самой королевой-чаровницей. И всё это не выглядело наигранным или неуклюжим, как у некоторых предыдущих гостей: это были манеры воспитанного по всем нормам и правилам гнома.
И всё равно этот гном по непонятным Бильбо причинам уже раздражал его чуть сильнее, чем прочих. Сильнее этого был такой же необъяснимый страх перед ним.
«Глупый гном в обносках» – мстительно подумал хоббит, тем не менее избегая смотреть Торину в глаза и вежливо пригласив гостей к столу.

Нали поприветствовал Торина с распростёртыми объятьями, что неудивительно: у них был один отец. Впрочем, не меньшие почести достались и Раину. После краткого приветствия все – и гномы, и хоббиты – сели за ужин, причём Торин занял место Бильбо во главе стола. И Бильбо даже не посмел ему возражать – он всё ещё побаивался этого гнома.
За столом по большей части разговаривали Нали, Раин и Лобелия. Торин же просто ел, как у себя дома, а Бильбо, несмотря на потерю аппетита, ел только затем, чтобы не чувствовать себя здесь лишним. Ему было вовсе неинтересно вслушиваться в разговор сестры и гномов, тем более – участвовать в них, но когда по окончанию трапезы Торин вежливо попросил хоббитов оставить гномов наедине для тайного совещания, Бильбо хотел было перебороть свой страх и заявить, что в его доме не может быть тайн, но тут вмешалась Лобелия.
- Конечно, конечно, мы всё понимаем, – тут она прикрыла один глаз и поднесла указательный палец к губам, при этом весело улыбаясь. – Тёмные дела должны делаться во тьме.
Девушка удалилась под удивлёнными взглядами гномов. Смутившийся Бильбо пошёл за ней следом, скорее чувствуя, чем зная наверняка, что сестра опять цитировала Алую Книгу.

Как только хоббиты вышли в другую комнату и закрыли за собой дверь, Лобелия вдруг повернулась к Бильбо и волнительно прошептала:
- Ты видел его? Господина Торина? Он такой статный, такой сильный… Ну чем не Король-Под-Горой из старых легенд?
Бильбо, не знавший, кто такой Король-Под-Горой, равнодушно пожал плечами.
- Я только знаю, что они используют наш дом ради каких-то… как ты выразилась? Ах, да – тёмных дел. Чем раньше они уйдут, тем лучше!
Лобелия улыбнулась и тихо рассмеялась. Брат вопросительно уставился на неё.
- Знаешь, это ведь теперь действительно похоже на историю из Алой Книги! Гном Торин пришёл к хоббиту Бильбо, стал обсуждать со своими товарищами тёмные дела, в то время как хозяин дома мечтал лишь о том, чтобы они поскорее ушли.
Бильбо закатил глаза.
- И ты туда же, Лобелия! Не надо делать меня частью старых сказок только из-за имени и места жительства.
- А вдруг это судьба, Бильбо? – внезапно серьёзно спросила Лобелия. – Нали сказал, что Торин – сын обычного кузнеца, но я чувствую в нём настоящего короля! Тебе ведь тоже так показалось, верно?
- Как будто бы меня интересует подобная чепуха, – неумело соврал Бильбо, которому не очень понравилось, что они с сестрой сошлись во мнениях относительно Торина. Этот гном был здесь всего пару часов, но уже складывалось впечатление, что из-за него стало слишком тесно в этом доме.
Лобелия вдруг надула губки, словно подумав о чём-то. Бильбо испугался: вдруг он перегнул палку? Ему было плевать на гномов, но ему не хотелось огорчать сестру. Он уже хотел было обнять её и извиниться, но она неожиданно поцеловал его в щёку, показывая, что ни на что не обиделась, и вышла.
Почесав затылок, Бильбо сел в кресло. Он уже порядком вымотался за этот вечер и желал, чтобы гномы поскорее легли спать и не беспокоили хоббитов. Особенно этот Торин… Вот уж с кем больше не хотелось видеться.
Но до этого было ещё далеко. Вскоре в дверь постучались, и в комнату вошёл Раин.
- Мы закончили.
- Хорошо, – кивнул хоббит, про себя подумав, что на месте гнома неплохо было бы попросить прощения за неудобство. – Сейчас я подготовлю вам спальни.
Бильбо уже собирался было встать, но тут Раин подошёл к креслу, встав прямо перед хоббитом и мешая ему подняться. Подождав немного, пока гном что-нибудь не скажет, он неуверенно спросил:
- Простите, но не могли бы вы дать мне подняться?
Но вместо этого Раин вдруг наклонился вперёд, кладя руки на подлокотники и перекрывая хоббиту все пути к отступлению. Взгляд Раина вдруг потемнел и посмотрел на него так, будто бы планировал атаку на врага.
- Могу я поинтересоваться, что вы делаете? – совершенно спокойно спросил Бильбо, хотя внутрь прокралась лёгкая нервозность.
- А вы как думаете, господин Тук? – усмехнулся Раин и уже поднёс было руку к щеке хоббита, но тот перехватил её и бережно опустил вниз.
- Простите, но я думаю, что вы пытаетесь вовлечь меня в свои непристойные дела. Поэтому я поспешу сказать вам: у вас, гномов, как я понял, в порядке вещей флиртовать как с женщинами, так и с мужчинами. Но у нас, хоббитов, так не принято. И не надейтесь, что я окажусь каким-то исключением.
Бильбо уже не боялся показаться грубым: когда дело доходило до этого, он позволял себе стать твёрже и решительнее. Раин удивлённо вскинул густые брови, потом рассмеялся, отстранился и погладил бардовую бороду.
- Вы очень проницательны, господин Тук.
- Просто это уже не в первый раз – ровным голосом сказал Бильбо, встав с кресла. – Обычно гномы пристают либо ко мне, либо к моей сестре.
- И? – как-то настороженно поинтересовался Раин. – Вы уже уступали кому-то?
- Да что вы, конечно нет! – Бильбо чуть не передёрнуло от такого вопроса. – Я вовсе не поклонник таких отношений… не сердитесь.
- Я и не сержусь – примирительно улыбнулся Раин. – Хотя немного обидно… Вам говорили, что вы – очень забавный и милый?
- Каждый раз, – ответил Бильбо, который ещё ни у одного гнома не спрашивал, почему его считали таковым.
- Понятно… Что ж, тогда прошу простить меня. Пока мы здесь, больше такого себе не позволим, обещаю вам.
Бильбо невольно усмехнулся.
- У ваших товарищей были такие же намеренья?
- Признаться, Нали очень приглянулась ваша сестра… Но мы уже знаем о замужестве госпожи Лобелии, поэтому не бойтесь – он ничего не сделает.
- А Торин? – вдруг неожиданно для себя спросил Бильбо, не зная, чего больше хотел услышать: что гному приглянулась его сестра или он сам?
Раин почему-то не спешил отвечать. В итоге, он решил пойти обходным путём.
- Я вам гарантирую, что и от него не стоит ждать никакой угрозы.
* * *
Торин задумчиво уставился догорающий в камине огонь. Поленья почти сгорели, и пламя, подобно маленькому бессильному созданию, упрямо боролось за свою жизнь. Оно становилось всё меньше и меньше, и Торин, смилостившись, подбросил ещё дров. Огонь разгорелся с новой силой, в благодарность даря гному свет и тепло. Как немного нужно для счастья и как же много хочется сделать для него же… Торин никогда не верил в равноценный обмен: мир был устроен не так, как хотелось бы живущим в нём существам.
Но сейчас у Торина было всё то, чего ему сейчас хотелось: несколько минут покоя и уюта. Норка хоббита выглядела чересчур… домашней, к чему он, разумеется, не привык. Однако он не чувствовал неудобства или чего-то в этом роде. Ему нравилась эта короткая передышка перед долгим путешествием, из которого, возможно, ему не суждено было вернуться живым.
Нали сидел недалеко за маленьким столиком и курил трубку, напевая одну старую гномью песенку. И тут в комнату вошёл Раин с несколько расстроенным видом. Торин насмешливо улыбнулся.
- Не получилось?
- О чём ты? – нахмурился Раин, садясь рядом на стул.
- Тебе ведь приглянулся этот хоббит, верно?
Раин промолчал, а Торин терпеливо ожидал ответа. Хотя Раин нравился даже человеческим девушкам и некоторым юношам, сын Даина отчего-то сразу понял, что хоббит ему откажет, причём в жёсткой форме. Несмотря на свой маленький рост, слабые ручки и смазливое личико, он не походил на того, кто мог легко поддаться соблазну. Было в нём что-то если не боевое, то задорное. Отец называл это потенциалом, но потенциалом чего – Торин пока не знал.
- Он уже учёный, – пробурчал Раин. – Поздновато мы пришли. Здесь ловить совершенно нечего.
- Вот как…
Торин отвернулся и снова посмотрел на огонь. Пламя озорно пританцовывало в камине, подразнивая гнома, будто бы знала нечто такое, что в глубине души хотел знать и он.
- Я догадываюсь, о чём ты думаешь, – внезапно подал голос Раин.
- И о чём же? – не оборачиваясь, спросил Торин.
- Тебя тоже привлёк этот хоббит, верно?
Торин усмехнулся и ничего не сказал. Да, хоббит попался явно любопытный… Конечно, Торин видел их совсем немного, но этот был… другой, что ли. Гном не был заинтересован в нём, как Раин – скорее всего, это обычное крохотное любопытство, за которое он цеплялся, готовясь покинуть этот маленький мир и вступить в большой.
В Бильбо жила какая-то тайна, о которой не догадывался даже он сам. Тайна, чем-то похожая на его собственную… пусть это и было невозможно.
- Его Высочество снова в печали?
Лёгкая полуулыбка сошла с лица Торина. Он хмуро посмотрел на Раина.
- Ох, не надо так, – гном виновато поднял руки. – Я же просто пошутил.
- Ты же знаешь, что мне не нравятся такие шутки.
- Я знаю. Прости.
Торин понимал, что Раин не верил: ни ему, ни его видениям. И гном не мог его судить, ведь он сам не был уверен в том, что посылаемые ему образы – не бред сумасшедшего или игра тех тёмных сил, которые ещё обитали в Средиземье. Но если они были правдивы, то он должен был выполнить своё предназначение, несмотря ни на что. Даже если дело не погубит его, оно может обернуть против него весь гномий народ, но он был готов. Он примет этот рок!
К тому же, рядом были младший брат и лучший друг, которые поддержали гнома-безумца. Они готовы были быть рядом – большего Торину и не надо было.
- Вы точно не передумали? – спросил Торин, выпрямляясь в кресле.
- Мы уже обсуждали это, старый друг, – улыбнулся Раин.
- Мы с тобой! – Нали вскочил из-за стола, распрямив плечи, как Торин, пытаясь выглядеть внушительнее, чем был на самом деле. Он-то верил в видения брата. Верил, что разговаривает с самим королём... Верил в это больше, чем сам Торин.
Тут в дверь постучали. Это была Лобелия. Девушка опустила голову, пряча что-то за спиной. Торин улыбнулся и поинтересовался, что встревожило юную хозяйку. Та долго не отвечала, её остроконечные ушки пылали от смущения и неловкости. Куда-то исчезла вся её прежняя весёлость, с которой она разговаривала за ужином с двумя другими гномами. Сейчас она больше походила на провинившегося ребёнка.
- Господа… куда бы вы ни держали путь… скажите, вы остановитесь в Бри?
Торин удивлённо вскинул брови и, посмотрев на своих спутников, ответил, что да. И тут Лобелия словно сорвалась. Она подняла глаза и со всей необычной серьёзностью и волнением, которые ясно читались на её лице, с отчаяньем в голосе сказала:
- Прошу, позвольте моему брату сопровождать вас!
Пламя в камине дёрнулось, словно подул холодный ветер. На секунду комната утонула во мраке, но ни один мускул не дрогнул на лице девушки. Она была настроена решительно. Но зачем ей это? Торин нахмурился и спросил:
- Есть ли определённая причина, по которой вы хотите, чтобы ваш брат отправился с нами?
Лобелия прикусила нижнюю губу и, подойдя к Торину, протянула ему кулон, сверкнувшим отражённым светом огня. Гном не поднял рук, но как заворожённый смотрел на драгоценность. Увидь он её у себя дома, он бы не так сильно удивился, но здесь, в Хоббитании…
- Откуда это у вас?
- Бильбо нашёл его сегодня утром. Скорее всего, это одно из запрятанных сокровищ предыдущего хозяина этого дома, мистера Бэггинса. Нам оно ни к чему. Я отдам его вам, только если возьмёте с собой Бильбо хотя бы до Бри. Это не его просьба, а лично моя. Я придумаю любой предлог, любое оправдание, только прошу вас – пусть он сопроводит вас хотя бы до Бри.
Торина поразили слова девушки. Получалось, что господин Тук даже не догадывался – или же просто был против – о намереньях сестры. Зачем ей это? Она хочет увести его подальше от дома? Но опять же – почему? К тому же, зачем им хоббит? Он не был воином или хранителем каких-то тайных знаний – он был им бесполезен. Зачем девушка пыталась уговорить их взять его с собой?
Гном задал ей этот вопрос, и Лобелия ответила, задыхаясь от волнения. Ответ был странным и туманным, но в некоторой степени удовлетворил Торина. И хотя она его не убедила – даже не пыталась убедить – что Бильбо Тук мог оказаться им полезен, но всё-таки он подумал, что не случится ничего плохого, если хоббит и впрямь проводит их только до Бри. Он посмотрел на Нали и Раина – те просто рукой махнули, мол, им всё равно. Хотя, заметил Торин, Раин был даже немного рад этому. Так что Торину ничего не оставалось, кроме как уступить просьбе Лобелии.
Радостно и от чего-то облегчённо улыбнувшись, девушка низко поклонилась всем трём гномам и вручила Торину кулон.
- Вы же… Вы же…
Лобелия явно не смела просить большего, поэтому Торин поспешил её заверить:
- Сомневаюсь, что по дороге в Бри с нами что-то произойдёт. Но если что, то клянусь – мы защитим вашего брата. Он вернётся к вам домой целым и невредимым.
Огонь одобрительно кивнул в сторону Торина и продолжил плясать в камине. Невольный свидетель заговора, который понесёт гораздо большие последствия, чем показалось на первый взгляд.


Глава 3

После не слишком приятного разговора с Раином, Бильбо тут же отправился готовить гномам места для ночлега. Дойдя до своей комнаты, он вдруг понял, как сильно устал за сегодняшний день. Это было странно: казалось бы, он ничего такого не делал, чтобы выбиться из сил сразу при виде своей маленькой уютной постельки. Но она тянула его в свои объятья, в свой приют, и Бильбо не в силах был сопротивляться.
Однако, когда его голова коснулась подушки, он ещё долго не мог уснуть. Тёмные волчьи глаза – точнее, воспоминания о них – казалось, прожигали его насквозь, будто бы что-то требуя от него. Эти беспорядочные видения прекратились где-то поздно ночью, поэтому Бильбо проснулся злым и невыспавшимся… Причём и проснулся-то он не сам.
Если бы его разбудил кто-то другой вместо Лобелии, бедняге довелось бы узнать, что хоббиты – вовсе не такие спокойные и беззащитные создания, как кажется.
- Бильбо Тук, вставай сейчас же!
- Зачем? – вяло пробормотал Бильбо, стараясь отвоевать у сестры одеяло.
- Тебе завтракать пора, да одеваться!
- Куда?
- В Бри.
Бильбо замер на секунду, потом всё же приподнялся на локтях и вопросительно посмотрел на Лобелию.
- Какой Бри?
Но сестра ничего не хотела объяснять.
- Гномы не собираются ждать тебя вечность! Так что – тут она, воспользовавшись замешательством брата, резко выдернула одеяло из его рук – вставай, умывайся и иди завтракать.
Больше ничего не говоря, Лобелия вышла из комнаты, забрав одеяло с собой. Бильбо сидел на постели, сиротливо подобрав под себя ноги. Что это нашло на Лобелию? Снова какие-то девичьи причуды?
Бильбо хотел было одеться – не выходить же к гостям в ночнушке – но его вчерашняя одежда куда-то делась. На стуле лежали старая, но тщательно выстиранная рубашка, зелёная жилетка с новыми пришитыми пуговицами, шейный платок, который Бильбо обычно надевал для коротких походов, и новые штаны с глубокими карманами.
Поморгав немного, Бильбо вдруг понял, в чём было дело, и рассмеялся. Наверное, Лобелия просто хотела, чтобы он проводил гостей За Холм – заодно он бы занёс кулон в музей. А про Бри… Видимо, она просто преувеличила, неточно выразилась. Ох уж эта сестрица! Нет, всё-таки ей надо поменьше водиться с гномами.

Бильбо оделся, тщательно умылся и только потом пошёл завтракать. Гномы, уже готовые к отправке, сидели за столом. И Торин снова занял его место. Впрочем, Бильбо не сильно сердился на него: ведь скоро он и его товарищи покинут дом хоббита. Развеселённый утренней шуткой Лобелии, он всё время улыбался и был любезен с гномами. Правда, заметил, что Нали и Раин как-то странно переглядывались друг с другом. Он мельком взглянул на попивающего эль Торина – гномы, видимо, не знали, что такое чай – тот сидел с прикрытыми глазами и лёгкой полуусмешкой.
«Должно быть, Лобелия уже предупредила их, что я немного пройдусь с ними. И, судя по всему, они так же рады моей компании, как и я – ихней».
И Бильбо продолжил есть, как ни в чём не бывало. А гномы улыбались всё больше и больше, и это стало немного раздражать хоббита. Он уже собирался поинтересоваться, чему они так радовались, но тут вошла сестра и, увидев, как она тащит приличных – для неё – размеров рюкзак, он вскочил из-за стола.
- Лобелия, ты что? Ты не должна таскать такие тяжести!
- Ох, да брось! – отмахнулась Лобелия. – Тебе будет тяжелее нести его на обратном пути. А дорога ведь неблизкая.
- Что? – нахмурился Бильбо, окончательно растерявшись, и только теперь понял, что рюкзак-то был для него. Слишком большой для похода в музей. – Лобелия, что… что здесь происходит?
Девушка выпрямилась и с искренним – даже чересчур искренним – удивлением посмотрела на брата.
- Как? Ты забыл, что у меня скоро день рождения?
- Конечно помню, но причём здесь…
- Лилия, сестра Сэма, рассказала, что в Бри приехал замечательный портной. Платки у него – загляденье! Она показала мне свой – ты бы видел, какие узоры! Я хочу такой же! Ты каждый год гадаешь, что же подарить мне на день рождения. Так вот – я хочу, чтобы ты купил платок у того торговца! Бумажку с его именем и адресом я вложила тебе в карман сюртука. Смотри, не потеряй его.
Опешивший Бильбо застыл, как каменное изваяние.
- Ч-что..?
- А раз уж наши дорогие гости – Лобелия кивнула в сторону гномов – всё равно едут через Бри, то я подумала, что вы вполне могли бы поехать вместе. Вчетвером вам будет веселее, да и безопаснее.
- Б-безопаснее? Лобелия, постой…
- О, и Бильбо – я хочу платок изумрудного цвета. Он бы очень подошёл к моему новому бардовому платью… Ох, я же забыла положить тебе носовой платок! Подожди минутку…
Лобелия юркнула обратно вглубь дома, а Бильбо по-прежнему стоял на месте, как будто ему только что отвесили оплеуху. Дело было даже не в самой просьбе – что ни говори, у Бильбо действительно каждый год были проблемы с подарками для непоседливой сестры с причудами – но… Всё это было так неожиданно! Очень неожиданно! Ещё вчера они просто прибирались в доме и ничего не планировали, а уже сейчас сестра буквально выгоняла его из дома, в город, в котором он никогда не бывал, да ещё в компании едва знакомых ему гномов, двое из которых уже едва сдерживались, чтобы не рассмеяться. Всё это выглядело настолько подозрительным, что Бильбо хотел было в жёсткой форме сказать сестре нет… Но вот она вернулась, положила в рюкзак носовой платок и указала на посох рядом с сюртуком Бильбо, висевшем на крючке. Гномы тут же встали и сказали, что им пора выдвигаться. Тогда Лобелия поторопила брата, сказав, что вымоет посуду сама. Нали открыл входную дверь – а там стояли и ждали их пони. Четверо!
И ту до Бильбо дошло, из него сделали дурака. Сестре нужен был не платок, а сама прогулка брата вместе с гномами. И те ей подыграли! Весь этот спектакль был устроен ради одной единственной цели – выпроводить Бильбо из дома.
Несколько раз Бильбо пытался переговорить с девушкой наедине, но та постоянно поторапливала брата. Он уже готов был сорваться, но тут к хоббитам подошёл Торин, сложил руки на животе и вежливо обратился к Бильбо:
- Господин Тук, я хотел сказать, что очень любезно с вашей стороны сопроводить нас в Пригорье. Надеюсь, с нами вам не придётся скучать, и мы хорошо проведём время.
И всё. Все протесты вдруг умерли у хоббита на языке. Этот тяжёлый, но спокойный голос, этот пронзительный взгляд… Бильбо сбивчиво поблагодарил Торина и, наконец, позволил вытолкать себя за дверь, в сюртуке и с рюкзаком и посохом.

- Ну? – Лобелия вдруг присмирела и как-то грустно посмотрела на брата. – Вот и всё…. Удачи тебе, Бильбо. Я положила тебе много денег: купишь что-нибудь и себе.
- С тобой точно всё будет хорошо? – с беспокойством спросил хоббит.
- Я ещё не в столь тяжёлом положении, чтобы не справиться с готовкой для себя любимой, Бильбо Тук. Так что не думай обо мне. Себя береги, хорошо?
Отвернувшись, Лобелия подошла к остальным гномам и стала прощаться с ними, причём с Торином – дольше всего, только хоббит не слушал, о чём они говорили. Он посмотрел на свою норку… И тут к нему прокралась очень неприятная мысль. Да, он знал, что покидал дом на несколько дней, но почему-то ему казалось, что он не увидит свой дом ещё очень и очень долгое время. Но Бильбо списал всё на неожиданные сборы и, махнув себе рукой, повернулся к своему пони. Ему уже приходилось кататься на них, поэтому проблем с путешествием верхом у него не было.
Попрощавшись с Торином, Лобелия опять подошла к брату и обняла его крепко-крепко, как будто бы он не в Бри уезжал, а в Гондор, где покоился его знаменитый пра-пра Перегрин Тук. Тронутый таким прощанием Бильбо поцеловал свою любимую сестру в лоб и, сказав ей пару слов, запрыгнул на пони.
И вот, их небольшой отряд, тронулся в путь.
Чем дальше Бильбо отъезжал от дома, тем тяжелее становилось на душе. Он несколько раз взглянул назад, где находились его норка и Лобелия, которая теперь отчего-то показалась ему такой маленькой и такой одинокой… Она смотрела на него каким-то очень и очень странным взглядом: будто бы и решительным, но в то же время колеблющимся. Но вот, её лицо уже потеряло очертания, а вскоре и сама она начинала пропадать из поля зрения.
- У вас чудесная сестра, господин Тук, – сказал Нали, проезжая рядом.
- Самая лучшая, – проговорил Бильбо, снова взглянув назад.
- У неё всё будет хорошо. Я это вам гарантирую.
Бильбо вопросительно посмотрел на гнома, но тот уже ушёл вперёд, поравнявшись с Раином. Посмотрев на него некоторое время, хоббит снова взглянул в сторону своей норки.
- Будьте осторожны, господин Тук, – сказал Торин, ехавший позади. – Если не будете следить за дорогой, можете упасть ненароком.
Бильбо нахмурился, но всё же признал правоту гнома. Кинув последний взгляд на Бэг-Энд, который уже сливался со степью, хоббит повернулся к дороге и больше не оглядывался.

Весь путь по просторам Хоббитании Бильбо молчал. Раин и Нали о чём-то говорили друг с другом, изредка бросая слова ехавшему в хвосте Торину. Хоббит замечал, как на него бросали косые взгляды другие хоббиты. Некоторые едва сдерживали смешки. Бильбо чувствовал себя не в своей тарелке. Он ведь всего лишь ехал в Бри. Ничего такого. Но в то же время ему было страшно неуютно ехать с этими гномами, окружённым таким нежелательным вниманием. Бильбо привык проводить время с гномами, но не в походе.
Так они и прошли знакомые степи. Затем они задержались у границы, где их проверила стража, и уже к раннему вечеру, путники покинули пределы Шира.
Дубовые ворота захлопнулись за спиной Бильбо, оторвав его от родного дома. И тут хоббит почувствовал, что, несмотря на компанию гномов, остался один. Один против незнакомого ему мира.

@темы: фанфики, торин, слэш, моё тварьчество, бильбо, the hobbit, slash, хоббит

URL
   

Pinku no Abyssu

главная